chair2.jpg

Конкурс "Своя ноша не тянет"

Друзья, представляем вам инициативу Егора "Вредного бусодела" Стратовича и уважаемых LOMов: конкурс "Своя ноша не тянет".Идея такова: мужчина несет же..

Cписок литературы по исследованиям древнерусских и позднесредневековых изделий из кожи

Список предоставлен А. В. Курбатовым1. Курбатов А.В., Николаева А.Л. 1989 Вопросы изучения, реставрации и консервации кожаных изделий из раскопок Иван..

Паспортизация 2017

Уважаемые участники!Все вы знаете, что предыдущая паспортная комиссия взяла заслуженный отпуск. После подвигов ратных былинным богатырям нужен покой и..
Сообщение 1 - 3 из 45
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец

Яндекс.Метрика

 

Информация для Благотворителей

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация

Дружинник должен быть не только сильным, но и умным. Здесь мы собираем информацию по интересующей нас тематике

Сукина дети или Встречь Солнцу-2013.

В 2012 году ВИК «Копьё» инициировал проект «Встречь Солнцу», который по сути являлся юбилейной мемориальной акцией в честь основателя Ельца Ивана Никитича Мясного, который ровно 420 лет назад, в 1592 году построил Елецкую Крепость.
Суть проекта была в том, чтобы в максимально возможном приближении реконструировать поход стрелецкого отряда воевод Сукина и Мясного, который в 1586 году перешёл Уральский хребет и спустившись по рекам до столицы тюменского улуса Золотой Орды, Чимги-Туры, взял его и основал русский город Тюмень.
Для тех кто не читал моего отчёта о первой части маршрута, вот - http://south-rus.org/articles/?ELEMENT_ID=2860.
В 2012 году нами была пройдена пешая часть маршрута, от Чердыни до Ивделя через перевал Хоза-Тумп по долинам рек Вишера, Вёлс, Хальсори и Ивдель. Всего ногами 195км.
В 2013 году было решено идти на двух лодках из Ивделя до Тюмени, по рекам – Ивдель, Лозьва, Тавда, Тобол и Тура. Последние две – против течения.
Лодки для этого мероприятия нужны были плоскодонные, аналогичные использовавшимся в регионе дощаникам и коломенкам 16-17 веков. Одна такая лодка у нас была с 2008 года, «Плотва». Вторую мы построили специально для этого похода и нарекли «Язём». Лодки имеют длину 6 и 7 метров, при ширине по миделю 180см и 220см соответственно.
Надо сказать, в верховьях Вишеры и Ивделя основным транспортом являются лодки-«трёхдосковки», они же «чалдонки». Это суда длиной 5-8 метров, имеющие узкий корпус не шире метра из трёх широких досок, острую корму и нос. Отряды стрельцов в 17 веке использовали более крупные суда несложной конструкции, которые, конечно, проигрывают трёхдосковкам в скорости и маневренности, но при этом позволяют нести гораздо больше груза. Наша задача в части испытания наших судов на реках Урала и Сибири была выяснить, могут ли суда барочно-ладейного типа ходить вверх по течению таких рек как Тобол и Тура. И если да, то какова будет скорость движения и необходимые трудозатраты экипажей.

Экипажи.
В походе планировалось участие не менее 14 человек, в идеале – 16-17человек.
Однако, жизнь внесла свои коррективы и к началу похода в Ивделе присутствовало только 12 человек. В последствии, в Тавде, экипаж увеличился на одного человека.

Снаряжение.
Одежда и вооружение соответствовало реалиям конца 16 века. На вооружении отряда было 5 мушкетов и полфунтовый фальконет на поворотном лафете установленном на «Язе». Кроме того, у каждого было холодное оружие, копьё или бердыш.
Из современных элементов одежды использовалась только обувь, но подавляющее большинство участников обошлось историчной обувью в течение всего похода.
Навигация осуществлялась с использованием навигатора и современных карт.

Как всё начиналось.
В 17:00 28го июня из города Елец, под сполохи молний и раскаты грома, с базы ВИК «Копьё» отправился грузовик. Отправился он не куда-нибудь, а в город Ивдель, до которого было без малого 2500км пути.
В грузовике были две лодки, оружие, необходимые припасы и снаряжение. Так же в нём ехал я и Тарас.
Дорога протекала без особых приключений, не считая того, что мы три раза в день питались в придорожных закусочных и спали ночами в кузове, прямо в одной из лодок.
Рано утром 1го июля прибыли в Ивдель и легли спать.
Постепенно начала собираться наша команда.
Возле церкви, у которой мы закончили в прошлом году маршрут, нас ждали тюменские парни.
Было их пятеро. Трое из них, Женя, Коля и Виктор, оказались студентами колледжа водного транспорта, Алексей, их руководитель и по совместительству видеооператор и Артём, школьник 17 лет отроду.
Ближе к обеду подтянулась остальная команда в лице уже матёрых походных товарищей.
Яша (он же Боцман, он же Доктор) – наш бессменный, собственно, боцман и доктор.
Сергей – руководитель клуба «Княжество» из Подольска и инженер.
Саша – единственная девушка в команде и наш заведующий продовольствием.
Ильдар – бывший танкист, а теперь матёрый столяр и вообще на все руки мастер из Екатеринбурга.
Так же к нам присоединился Егор, который до момента нашей встречи в Ивделе был нам совершенно незнаком. Это, конечно, огромный риск, брать с собой в поход совершенно незнакомого человека. Но, что подтверждалось уже многократно, пойти в поход с бандой незнакомых людей, как правило, решаются самые отчаянные граждане. Вобщем, Егор вписался в команду сразу как родной. Он оказался археологом, прокладчиком кабелей и обладателем незаурядного запаса оптимизма.
Собравшись возле фуры, мы отправились к точке выгрузки, по дороге закупившись необходимой едой.
Надо сказать, мы с Тарасом ещё рано утром нашли, с помощью водителя наших тюменских друзей, хорошее место для выгрузки лодок. Оно оказалось ниже по течению от церкви, примерно на километр.
По дороге туда ивдельская полиция проявила чутьё, навык и бдительность.
Фура была остановлена ГИБДД, осмотрена и пропущена под запрещающий знак с подробными инструкциями как лучше проехать.
Пошедшие пешком с продуктами остальная часть команды была задержана нарядом ППС, с целью поинтересоваться, не украли ли они часом, всё переносимое. После объяснений с пожеланиями доброго пути стрельцы были отпущены.

1 день.
Отсчёт первого дня будем вести от старта.
Так что, всё началось примерно в 18:00, когда наши вёсла оттолкнули суда от берега и мы вышли в плавание. Погода стояла солнечная, тёплая.
Река Ивдель отличалась довольно быстрым течением и каменистым дном и берегами. Поэтому, нам приходилось активно работать вёслами, чтобы не налететь на камни и не впороться в берег.
Очень быстро выяснилось, что нос «Язя» сильно перегружен и лодка изза того что руль очень высоко в воде, его практически не слушается.
Кроме того, изначально считая более мореходного «Язя» и более скоростным судном, мы жестоко ошиблись. Язь шёл явно медленнее Плотвы. Не в последнюю очередь изза отсутствия одной пары гребцов.
Команды:
1. Язь – Яша, Серёга, Егор, Саша и я.
2. Плотва – Тарас, Витя, Коля, Женя, Алексей, Ильдар, Артём.
Пару раз за этот недолгий день мы делали остановки, чтобы перевести дух от этого напряжённого маневрирования. Делалось это просто, мы выкидывали за борт якоря и они ставили нас в русле намертво. В целом, это вообще был первый поход, где мы активно использовали якоря во время движения.
Пройдя всего 13,5км, в 21:35 мы вышли в Лозьву и пристали к берегу на ночёвку.
Берега Лозьвы представляют из себя смесь песка, глины и ещё чего-то очень жидкого, липкого и плохо отмываемого. В связи с этим, каждая высадка превращалась в десантную операцию, где первый выходящий нырял в эти гувна, яростно выбирался на берег, подтягивал лодки, кидал первые попавшиеся дрова или рубил ветки, по которым потом и шла выгрузка погрузка судов.
В ходе первого дня стала понятна оптимальное распределение груза на Язе, и то, что вещи у тюменских парней совершенно не защищены от влаги. Отсутствие опыта сыграло с ними довольно злую шутку, впрочем, они с честью вышли из этого испытания.
Вечером был «час психологической разгрузки» где каждый рассказал о себе и о том, что его вынудило бросить дом, тёплый сортир и сисю ради сомнительных приключений на реках Сибири.

2 день.
По сложившейся традиции мы поднимаемся в походе в 7:00. Готовим еду, снимаем лагерь и в 9:00 выходим на маршрут. Учитывая, что наш начпрод Саша полностью взяла на себя готовку, а все остальные обязанности быстро распределили по членам команды, проблем особых не возникало.
Собравшись, мы выдвинулись в поход.
Лозьва – река с течением 1,5-2км/ч. Встречаются рыбачки на моторках. Язь безбожно течёт, в следствие того, что в отличие от Плотвы, он был спущен после зимнего хранения прямо в походе. Вечером его конопатили, но полностью устранить течь не удалось.
Погода стояла сухая, умеренно облачная, температура в районе +22+25 градусов.
Проходя село Половинное, остановились на перекус. К нам вышел единственный местный житель – Олег. Он поведал нам, что Половинное основано ссыльными евреями и немцами во время войны. Что жителей в селе не осталось и живёт он ловлей рыбы и помощью туристам. Сам он гражданин сиделый и ехать ему некуда, потому вот так. Согрел нам кипятку, пожелал удачи.

3 день.
Потихоньку начинаем адаптироваться. Жара весь день немилосердная.
Ищем воду в селе Митяево, хотим наполнить баки не из реки. В Лозьве вода коричневая от взвеси исходящей из болот питающих реку.
В селе живут два деда, которые берут воду из реки. И вместо воды мы обретаем МЕЧ Мясного!
Дадада!
Точнее нет:)
Конечно, мы не нашли меч того самого Мясного. Просто Тарасу один из деов подарил неведомо кем сработанный из рессоры клинок, смахивающий на шпагу.
Неизвестный нам фрезеровщик и сельский заточник, явно вдохновлялся тремя мушкетёрами и бретёрами короля Людовика 14го. Рукоять этого чуда была замотана изолентой, что не помешало весь путь использовать его в всяких импровизированных театрализованных представлениях на борту. В последствие, меч Мясного займёт своё место в экспозиции предметов привезённых нами из походов.
Так же, в разговоре, дедушки упорно называли Олега из села Половинное – Людоедом.
За что уж там, Бог знает.
В день проходим положенные 60км, но с увеличением времени гребли. Сказывается нехватка экипажа. Вечером, от постоянной солнечной нагрузки на глаза, они начали у меня сильно болеть. К счастью, утром болели поменьше и через пару дней привыкли.

4 день.
С этого дня порядок нашей побудки изменился. Саша решила вставать на час раньше других, чтобы ускорить процесс готовки еды. В помощь ей вставал один из членов команды. Благодаря этому смогли выйти на воду в 8:30.
Скорость течения снизилась до 1,7км/ч и стало видно, что тех норм, какие мы привыкли выдавать в этом составе не выдать. Язь идёт медленнее Плотвы и проходить 60км за 12 часов не реально.
На берегу видели лося, он прятался т слепней в реке. Количество слепней и комаров превысило все виданные нами ранее пределы. Больше их было только в пешем походе прошлого года, на лодках такое претерпевать не доводилось.
Тарас дважды уронил свою новую вязаную шапку в воду и со второго раза она утонула. Лозьва взяла свою небольшую жертву.
Берега этой реки сплошь состоят из болот. Редкие выступающие мысы заняты развалинами деревень. У уреза воды грязь непролазнейшая, глина с илом и песком. Купаться реально только с лодки, дна фактически нет, засасывает.
Проходя останки деревни Понил видели серые вышки бывшей зоны. Территория заросла лесом и уже почти не читается в зарослях. Если бы не ржавые катера и утонувшие причалы из старых понтонов, мы бы её вообще не заметили.

5 день.
Пришли в село Верхний Вагиль. Зрелище унылое и тревожное. Чувствуется полный разгром. Дома разворочены, всё осыпается. Жителей человек 20, на улицах ржавая техника. Есть какое-то подобие турбазы, куда привозят водой рыбаков и любителей уединения. Но я не понимаю, что может привлечь в этом посёлке-трупе. Сама атмосфера которого настолько уныла и беспросветна, что врядли там можно насладиться уединением. Это место больше подходит для ссылки или съёмок про зомби-апокалипсис.
Магазина нет, всё привозит катер приезжающий раз в две недели. Жители – бывшие сидельцы закрывшейся колонии. Им некуда ехать.
Нормальную стоянку вечером найти не удалось и мы встали на болоте.
Течение реки на прямых участках разгонялось до 3,5км/ч, а на поворотах и меандрах падало до 2км/ч.
Больных нет, лёгкий насморк не в счёт.

6 день.
К нам пришла Большая Гроза.
С утра начало парить и в обед у села Зимний Городок, где мы отлично искупались на пляже из окаменевшей глины, нас догнала гроза. Мы пересидели её под тентом, натянув его на мачту как на конёк крыши. Мачту подпирали собственными голова. Позже для этого выстругали стойки.
Мой навигатор стал часто выключатся и перезагружаться. Со следующего дня мы шли по навигатору Тараса.
Пройдя 56км встали на лагерь пораньше ввиду надвигавшейся грозы. Но она обошла нас стороной. Тут от села Гари достаёт связь и интернет, отсылаем в ВК фотки и сообщения о наших приключениях. Как это здорово, когда можно поделиться переживаниями.

7 день.
Наш последний день на Лозьве.
Погода немного улучшилась, пробовали ставить на Язе парус, проехали пару километров.
Команда устала, это уже заметно.
Да и парусное снаряжение Плотвы не готово. Поэтому завтра у нас днёвка. Будем подня отдыхать и готовить паруса.
Встали у с.Линты, которое оказалось не селом а турбазой. Связи нет, т.к. нет электричества. Батареи резерва сотовой вышки сели и не известно когда будет электричество.
Знакомимся с хорошим парнем Ренатом, он нам рассказывает много интересного про здешние края и ловит нам на ужин двух щук. Он ходил по Вишеро-Лозьвинскому пути, нам есть что вспомнить о знакомых обоим местах.
По Лозьве пройдено 327км. Тавда пошире, но возле берега течения практически нет, что даёт нам надежду, что на Тоболе будет не хуже.

8 день.
Выдался насыщенным.
Ренат снова поймал нам щуку, но нам некуда было её деть и он подарил её менее удачливым рыбакам на берегу.
Также, он рассказал нам, что пару дней назад забрасывал на катере партию археологов в устье Вагиля. Руководитель партии некая Панина.
Тронулись, дошли до села Зыково. На причале нас встретил очень странный гражданин. У него была надета наволочка на голове в виде буденовки, он говорил несвязанными фразами и словами. Но при этом показал нам магазин.
Купив необходимые бытовые мелочи, двинули к причалу.
Сразу после выхода на реку начался дождь. Мы ставили паруса, на реи нам садились чайки, смотрели на нас сверху и какбы нас спрашивали «вы что, охренели?!».
А мы и правда охренели. Гребли, орали песни и радовались.
На берегу разворачивался сибирский сюрреализм. Поле. На поле гуляют кони.
В поле стоит сухое дерево. На дереве хищные птицы. Под деревом играют дети.
А на заднем плане ГОРИТ ЗДАНИЕ.
И полная тишина.
Дом горит. Дети играют, кони пасутся. А мы плывём. Невольно вспоминаются слова из песни – «Смерть где-то в Сибири, за общежитием…». А тут вот пожар. И всем похеру.
Дождь и ветер усиливались, очень скоро стало ясно, что нормы в 60км нам не пройти.
До устья Вагиля было недалеко и было решено встать на ночёвку рядом с археологами.
По опыту нашей дружбы с археологами Липецка, Воронежа, Белгорода и многих других городов, было известно, что народ они гостеприимный и в беде не бросят.
Нас ждало потрясающее разочарование.
Когда мы уже почти ночью под проливным дождём подошли к стоянке, которая к тому же была единственной приемлемой на этом участке, нас встретило три недовольных мурла.
Дадада.
На берег вышли три человека в дождевиках.
На мой вежливый рассказ, что мы терпим бедствие и просим разрешение (мы, кстати, могли его не просить) встать на этой стоянке, нам было отвечено, что мол, мы тут работаем, так что давай досвидания.
Честно говоря, я был просто ошеломлён.
Оказывается, среди археологов есть мудаки.
Экспедиция Паниной в устье Вагиля навсегда останется в наших сердцах. Рубцом нестерпимой боли и отвращения. Фу такими быть.
Пройдя ещё пару километров мы нашли более-менее приемлемый выход на берег, разгрузились под проливным дождём, поставили лагерь, разожгли большой, по настоящему большой, костёр и стали вокруг него сушиться. К ночи дождь начал стихать и мы смогли лечь спать не мокрыми, но лишь слегка влажными.
Пока мы сушились, ночное гулкое небо над Вагилем разрывала песня на мотив песни про Буратино. БУ! Таратататата! РА!!! Татарататата!!! ТИ!!! Таратататата!!! НО!!! Таратататааааа!!!! БУ-РА-ТИ-НО!!! Только слово Буратино было заменено на более подходящее для экспедиции Паниной название, в множественном числе. Слогов было столько же, а смысл совсем другой.

9 день.
Утром погода немного улучшилась, дождя нет, облачно, прохладно. Скорость течения ещё снизилась до 1,5км/ч, идём со скоростью 4,5км/ч.
Пришли в Пуксинку.
На входе в село колония строгого режима. Зеки в чёрных робах изза колючки машут нам руками и орут «Россия вперёд!». Их там немного, трое. А то подумаете, что нам вся колония махала.
Пришли в середину посёлка, причалили.
С Боцманом пошли в магазин. У магазина местные парни нас остановили с расспросами, кто такие, что, куда, зачем. Всё очень вежливо, корректно. Представились, поздоровались, потом уже расспросы. Рассказали им про поход и нашу экспедицию.
Там же оказался глава сельского поселения, сам в прошлом работник зоны.
Сказал, что скоро зону закроют и выведут. И посёлок умрёт, все уедут.
Погрузились и пошли дальше.
Нас ждал Пелым.
Пелым!
Как много в этом слове для каждого почитателя фельдмаршала Миниха!
Старик сидел там. Как и многие другие уважаемые люди 18 века.
Придя в Пелым, мы нашли брошенную зону с гадюкой на деревянном тротуаре. Брошенную церковь с крестом из птичьего помёта на полу. Птицы сидят на крестовых стяжках под потолком и гадят с них годами на пол. Насирая крест всё выше и выше…
Рядом с церковью ржавый памятник победителям фашизма с надписью еле-еле различимой из-за бурьяна. «Никто не забыт и ничто не забыто».
Враньё.
Забыт Пелым. Забыт, заброшен, унижен и проклят. И снова забыт. Чтобы не было стыдно.
Место впадения реки Пелым в Тавду самой природой превращено в крепость. Большой полуостров отрезанный от материка с трёх строн реками, а с четвёртой упирающийся в труднопроходимое болото оснащён всем что нужно для средневековой жизни.
Тут тебе и высокий мыс, который доминирует над местностью и не затапливается вешними водами. Тут низкий пойменный луг, с которого не напасть на керпость на мысу, т.к. высаживаться на луговину придётся под обстрелом. Но на этом же лугу крепость может пасти скот на еду и косить сено для лошадей. Реки изобилуют рыбой, а за болотом в тайге полно зверя.
Сейчас там живёт четыре человека, один из которых точно женщина.
Потому что именно женский голос рано утром следующего дня дикими матерными воплями сгонял со двора пастись коров и свиней. В Пелыме стоит спутниковый телефон, но бурьян вокруг него показывает, что спросом у населения он не пользуется.
От столицы Сибирского Ханства осталось только имя. От Ивделя до Пелыма 462км. Именно на такое расстояние в 17 веке был сплавлен по рекам разобранный Лозьвинский городок. С башнями и стенами. Это к вопросу о трудоспособности и логистике у наших предков!

10 день.
Утром нас посетили свиньи. Они повалялись возле лодок в грязи и с хрюканьем двинули дальше. Вышли поздно, в 9:20. Всё дело в погрузке с высокого берега.
По пути видели не отмеченный на картах явно жилой объект. Он распологался возле линии ЛЭП, рядом на пристани стояли лодки с моторами полностью покрашенные в хаки. Мы не стали останавливаться и пошли дальше.
В Лапотково живёт пара человек. Пилят на дрова срубы брошенных домов. Печные трубы зияют в небо, напоминая картины хроники войны. Разница только в том, что те трубы были чёрные от пожаров, а эти белые. В Лапотково тоже была зона. Разрушенные причалы, остатки производства, ржавые катера на берегу. Вдоль берега сети – источник пищи.
Василисино. Некогда хутор, покинут и ограблен. Дома разворочены, печи разобраны, кирпич в дефиците здесь. Боцман из сломанного косяка двери вынул кованый дверной крючок.
В Лапотково прошли вверх по течению километр. Промахнулись мимо стоянки.
Шли со скоростью 3км/ч. Надежда что пройдём Тобол крепнет.
Жизнь в этих краях убили война и зоны. Первая выгребла всех мужиков на фронт, где они сломали хребет фашизму, но и домой не вернулись. Оставив после себя обелиски в родных сёлах и братские могилы в средней полосе России. Тех же, кто вернулся или не был на войне, сгубили зоны. Люди вместо традиционного уклада сибирской суровой жизни взяли в руки винтовки охранников и уже не хотят идти обратно. Годы работы с спецконтингентом полностью криминализировали мировоззрение и отучили людей работать. С закрытием зон люди уезжают в города. Развивать свою малую родину никому не нужно. Их посёлки сейчас напоминают какие-то временные пристанища. В них нет основательности, обжитости. Мусор и рвань. Ржавый металлолом и гнилые доски. Вот тот пейзаж, среди которого каждый думает только об одном. Как бы вырваться из этой безысходности. Чего они в разговоре и не скрывают.

11день.
Принимаю волевое решение.
До этого момента на Язе было две пары гребцов. На Плотве три пары, при этом гребло две, а одна пара меняла гребцов на обоих лодках по возможности.
С этого дня сажаю на Язя три пары, это – Яша, Хиз, Егор, Ильдар, Артём и Саша.
Скорость сразу выросла на 1км/ч, теперь Плотва так сильно не отрывается.
Река становится всё шире, скорость течения падает, около 1,5км/ч.
Погода хорошая, пасмурно и не жарко.
На берегу видели волка. Он был грустный и сразу убежал.
Вечером встали на острове посреди реки. Как оно и положено настоящим осторожным первопроходцам:)

12 день.
Ночью шёл дождь, утром он утих и мы вышли. На этой стоянке был интересный эффект. Рядом с моей палаткой была небольшая ложбинка, так вот в ней было заметно холоднее чем на остальной поляне. Прямо заметно холоднее.
А ещё сзади наших палаток было небольшое озерцо и болото. Там плавали утки. Возможно, среди них была и уточка Кряка. Но мы этого уже никогда не узнаем:)
Как только мы вышли дождь начался вновь и шёл весь день.
Так началась наша дождливая эпопея.
В судовом журнале за тот день я написал – «Надеюсь, это был самый дождливый день похода!». Как же жестоко я ошибался в своих надеждах.
Днём кушали на воде, не причаливая, просто связав лодки уключинами. Скорость стабильная, Плотва не отрывается.

13 день.
Идём До Таборов. Там вроде как должна быть связь. Мы уже неделю без связи с миром.
Но в Таборах МТС нет. В селе есть магазин, по дороге к нему нас тормозит сотрудник полиции, вежливо расспрашивая о нас. Оказывается про нас показывает местное ТВ, он нас узнаёт и желает всего наилучшего. Накупили ништяков, предаёмся гедонизму.
По выходу из Таборов ставим парус и идём на нём 5км. Плотва на берегу видела лису. Лиса видела Плотву. Лес вокруг меняется, кедров всё меньше, а берёзы всё больше. Комара тоже всё гуще и добавляется мошка. Хорошо что она долго пристраивается чтобы укусить, как правило, успеваешь согнать или убить. Лезет в глаза, уши, нос. Закрываем глаза, затыкаем уши и нос.
Весь день туман, перемежающийся дождём. Встаём под дождём.
Сказать что я грязный, это ничего не сказать. Я – ГРЯЗНЫЙ!!!! Сам грязный, одежда моя грязная и вообще. Мыслишки тоже временами подводят.
Погода не располагает к купанию, холодно и сыро. Берега по колено глина, каждая высадка превращается в шоу эквилибристов-матерщинников. Первый выпрыгивает ,нарубает веток и стелет гать. Остальные лезут по ней, падают, ругаются, разгружаются. Стрельцы наступают, их не остановить!

14 день.
Дождь решил нам провести экскурсию по Сибири.
Начавшись утром, он шёл весь день. То утихая до мерзкой мороси, то усиливаясь до ливня. Мы одели все свои тёплые вещи, мокли и гребли.
Шли на вёслах.
Под Кузнецово нас настигла новость о смерти близкого человека у нашего Коли. Он сошёл в Кузнецово.
Неподалёку от Чулино начался попутный ветер. Скоро он дополнился ледяным дождём и мы, пройдя 20км, пришли в деревню Галкино, где местная жительница Зинаида пустила нас в пустой дом до утра. В доме была печь, мы развесили наши гнидники и начали сушиться. До утра высохло далеко не всё. Но ночь в тёплом помещении сильно приободрило команду, все выспались и были полны решимости идти дальше.

15 день.
Утро встретило нас дождём. Выходя из тёплого дома грузиться под ливнем, невольно вспомнилась песня Розенбаума со словами - «По первому сроку оденьтесь, братишки, по первому сроку, положено в чистом на дно уходить морякам». Хоть мы и не моряки, но ощущение полной безысходности нас не покидало. Одев всё что можно и стиснув зубы мы сели на корабли.
Шли переменно на вёслах и парусе, причём на парусе более 30км.
Всё время дует северо-западный ледяной ветер 5-7м/сек., дождь сменяет морось и наоборот. Вечером не смогли найти дом для ночёвки в Тагильцах и встали рядом в сосновом бору. Соорудили сушилку из тентов и парусов, повесили сушить всё что можно.
К нам приехали Тарасов, Ингвар и Леший. Леший менял Ильдара.
В этот день развалились мои антуражные ботинки, честно прослужив в непростых условиях полмесяца. Антуражная обувь Саши, Боцмана и Хиза держалась намного лучше.
Отдал ботинкиИльдару, он привезёт их мне в Тюмень.
У Саши воспалился глаз, Боцман говорит что это серьёзно, ей нужны капли и врач. От этого дела можно лишиться глаза. Саша хорохорится, а мы обсуждаем как её уговорить на госпитализацию, если капли не помогут. Уезжающий Ильдар хромает, он вчера подвернул ногу. Артём мучается руками, они у него разгибаются и сгибаются с болью. Оно у всех тк, но Артём к этому был наименее готовый, поэтому переживает острее других. Торстейн поддерживает его как может. Т.е. требует разминать руки несмотря на боль, а когда тот не хочет, сам делает ему больно! Это помогает, а мы иногда помогаем Торстейну.
Ну и Артёму, в конечном-то итоге!

16 день.
Пройдя всего 16км, встали на днёвку в Тавде. Команда сильно учстал,а к тому же нам нужно купить карту Тюменской области, лекарства и верёвки. У Плотвы сгнил от влаги такелаж.
Нас приютил гостеприимный МЧС Тавды, у Лешего там оказались знакомые, у знакомых Лешего оказались друзья пожарные и все они нам помогли как родным. Добрые отзывчивые милые люди.
Лодки поставили на спасательной станции, сами отправились спать в бильярдную пожарной части неподалёку. Вечером договорился с таксистом, он организовал нам у себя дома помывку в бане. Взял очень недорого. Плюс, возил нас везде по всем нашим нуждам.
Вечером кушали суп с курицей, за окном шёл дождь. Жаль красноармейцы не шли. Но сейчас не об этом.

17 день.
В 10:30, распрощавшись с МЧС Тавды, с таксистом Игорем и его семьёй, местными журналистами и другими провожающими, мы тронулись в путь.
Погода начала налаживаться, потеплело с +10 до +19, дождь прекратился, но ветер стал встречный.
Шли на вёслах, скорость хорошая. Перекусывали дрейфуя, что снижало нашу среднюю скорость, зато увеличивало пробег.

18 день.
Утром ясное небо к обеду налилось огромным грозовым фронтом. Кусками попадался МТС и мы смогли выложить фотки в ВК.
Тарас не заметил мель, да собственно и не мог заметить, т.к. она хорошо сливалась с берегом и мы сели. Нас тут же нагнала гроза.
Река петляла и этот же грозовой фронт проутюжил нас четыре раза. Под орудийный грохот грома и холодный кинжальный свет молний.
Вторую мель я успел увидеть и сел на неё только Язь, Плотва успела отвернуть.
Удары грозы пережидали в дрейфе, накрывшись тентом.
В Нижней Тавде нас встретило тюменское телевидение и сняли репортаж.

19 день.
Макс и Ингвар потихоньку втянулись в греблю, решили идти в этот день на максимум.
Прошли 69км, что видимо предельно для наших судов с их загрузкой.
Разменяли 1000км.
Режим погоды постепенно стабилизировался. В обед нас снова нагнало грозой, первый натиск которой был просто жуткий. Казалось, сейчас ветер и град разорвёт наш тентик, разметает наш груз и нас по всей покрытой волнами акватории. Мы держали тент руками, ногами и головами, орали песни подбадривая друг друга. Отштормовали 20 минут и пошли дальше. Через час накатила вторая волна, но уже послабее.
В одном из завалов видели бобра с бобрятами и ондатру. Все дружно от нас спрятались.
Торстейн сделал Плотве флаг, нарисовав в белом поле череп с костями.
К вечеру после грозы потеплело, вещи начали подсыхать, так что сушиться вечером было почти и не нужно.
К грозе мы были готовы много лучше вчерашнего, поэтому потерь никаких не имели. У Плотвы утонула кружка. В ходе вечерней части пути фантазировали сериал о Еже, который создал шаровую молнию, чтобы сжечь завод КАМАЗа, из-за того, что камаз задавил его семью. Я понимаю, это звучит как бред. И это вы ещё всех деталей о нём не знаете. Но факт остаётся фактом, это было весело. Ежа должен был играть Безруков, а его лучшего друга, пьющую белочку – Ефремов.

20 день.
Прошли 50км по Тавде и вышли в Тобол. В обед, за 10км до Тобола попали в грозу по расписанию. Скорость по  Тоболу, вверх по течению – 3,2км/ч, что вполне отлично и выше той, какую я планировал. Вечером вышел из строя генератор, наши приборы остались без зарядки.

21 день.
Первый день полностью идём против течения. Скорость 3,5км/ч, погод стандартная – утром ясно и ветер с юго-востока, потом гроза, вечером прохладно и ясно. Сегодня было две грозы подряд, что нас не удивило.
Пришли в село Гилёво, где Антон, из местных, разрешил у него дома зарядить мобилы и навигатор. Рации не зарядили и впредь ими не пользовались, шли рядом.
Часть пути удалось пройти на парусе, примерно 7-8км, со скоростью 6,5км/ч и это против течения!

22 день.
Утром пошли с Боцманом в магазин.
Кроме нас пришли – дедушка, молодая девушка, молодой парень. Вопросы всех продавщице заданные по очереди.
- В долг пива дашь?!
- А водка есть?! Нету, давай балтику девятку!
- Опять водки нету?!
Последней пришла старушка, Боцман её вежливо пропустил без очереди и бабушка со скрипом промолвила – Дочка…Мне пару арсенального…
На улице бабушку ждал сынок. Обрюзгший детина лет сорока. Мама отдала ему пиво и пошла по своим старушечьим делам.
Только вы не подумайте, что там живут одни алкоголики. Нет. В селе полно приличных крепких домов и возле них стоят хорошие машины. Ухоженные газоны и всё такое. Но стоит отойти с асфальта, разруха и ужас. И вот такие граждане. Как и везде сейчас в России-Матушке.
Привычно ожидали дождя, а он не пришёл. Взял и не пришёл! Гроза прошла в положенное время рядом с нами, в каких-то 200 метрах, но не зацепила.
Днём остановка возле моста дороги Тюмень-Тобольск. Купаемся на отличном пляже.
Это вам не Лозьва и Тавда, на Тоболе с пляжами порядок:)
С комарами ситуация тоже налаживается, их становится заметно меньше.
Несмотря на падение скорости из-за сильного встречного течения на прямых участках, моральный дух команды непоколебим, прём вперёд.

23 день.
Утром парит. Жара давит температурой и духотой влажного воздуха. Всё кругом испаряет вчерашний дождь, чтобы собрать в небе тучу для сегодняшнего.
Тактика движения такова.
Мы идём вдоль выпуклого берега, где он низкий. Как только берег начинает расти, это значит что течение переходит на нашу сторону и мы переходим под другой берег, к низкому.
Весь день крутимся по огромным меандрам вокруг села Ярково. В 16:30 гроза всётаки собралась и мы снова сидим под тентиком. Вокруг бушует град и молнии, а мы сидим, жрём, шутим и держим тент всем чем можно. Лично я, воспользовавшись наличием сети, сижу в ВК, пишу как мы тут претерпеваем. Одной рукой пишу, другой держу тент и упираюсь головой и ногами в конструкции судна:)
Именно в этот день мы узнаём, что наш квест окончательно стал финансируем личными средствами клуба. Финансовой помощи ждать неоткуда. Весь вечер судорожно решаю что делать. Сможем ли мы вывезти суда или их придётся таки сжечь в Тюмени.
Ситуация внезапно разрешается нашим водителем Юрой. Звоню ему, чтобы сказать что денег нет и спросить, согласится ли он отвезти нас в долг.
В ответ Юра говорит, что он уже подъезжает к Екатеринбургу, заберёт нас в любом случае и готов на оплату в рассрочку. Ну чтож, значит так.

24 день.
Дни похожи друг на друга.
Снова жара, снова ждём грозу, ветра нет. Идём на вёслах.
Возле деревни Маранка срезаем огромную петлю в несколько километров. Течение реки прорвало перемычку одного из  меандров. Радуемся.
Воду из реки пить в Тоболе нельзя. Набрать воду в посёлках нам не удаётся, колонки далеко от берега. Вчера мы набрали с тента во время грозы 25 литров воды.
Сегодня набрать воду негде, все деревни далеко от берега. Экономим воду.
Гроза собирается только под вечер, но так и не приходит к нам. Встаём на ночёвку на красивейшем пляже.
Команда сильно устала. 30км против течения за 11 часов непрерывной гребли.

25 день.
Вышли от Карбанов и шли по Тоболу 10км, до впадения в него Туры.
Ну что, МЧСник, который спорил с Лёхой на коньяк, что мы не поднимемся по Тоболу до Туры, проиграл. Мы сделали это.
У слияния двух сибирских рек остановились купаться на песчаном пляже.
Как же это здорово, купаться на пляже, где кроме тебя есть только кулики и ондатры!
Недостаток воды в баках решено компенсировать чаем, который мы тут же кипятим в котлах. Почти весь тут же и выпиваем.
Снова купаемся. Хорошо:)
Характер берегов уже совсем похож на наш, среднерусский. Берег твёрдый, песчаные широкие косы. Решаю, что пора попробовать идти бечевой.
В сущности, я ещё вчера предлагал этот метод, но команда его отвергла.
Сегодня мне удаётся уговорить их попробовать.
Вяжем тросы на мачты, выводим концы на берег. На каждом тросе три петли для тянущих.
Из литературы мне известно, что норма на одного бурлака в 19 веке достигала 15 тонн на человека. По идее, троих должно хватить за глаза.
Начинаем.
С первым шагом Лодин кричит, что третий нахер не нужен. Они с Ингваром начинают движение. Буксровка идёт со скоростью 4-4,5км/ч, что гораздо больше 2,5км/ч на вёслах.
Когда песчаная коса на нашем берегу заканчивается, бурлаки садятся в лодку и мы вместе перегребаем на другой берег. И продолжаем движение бечевой. Каждые три километра бурлаки меняются. У нас тянут все кроме меня и Саши. Я рулю кораблём, а Саша нас всех героически фотографирует для истории.
По Тоболу пройдено 138км на вёслах от устья Тавды до устья Туры.
Уже окончательно ясно, что мы не успеем к 28му в Тюмень.
Сказались отсутствовавшая пара гребцов в начале пути и то, что город-то основали вообще-то 29го.
Нам не хватает каких-то трёх дней.
К вечеру приходим в село Покровское, родину Гришки Распутина и нашего парня Вити.
Встаём на высоком берегу, возле поклонных крестов.
Кресты поставлены в честь местного батюшки, которого толи застрелили, толи утопили. Толи в революцию, толи во время войны. И вроде батюшки, но может и председателя колхоза. Вобщем, дело тёмное и у местного населения есть варианты.
Возле креста внимательный Леший находит репродукцию иконы 17 века. Вешаем её на крест. Кто бы тут не принял смерть, мы его уважаем.

Одним из наших тюменских коллег был обещан буксир для нашей доставки в Тюмень. Он сегодня вечером должен быть здесь и нас зацепить. А экипажи приедут заберут машинами. Однако, вечер подошёл к концу, а буксира нет. Звонки и переговоры обещали его завтра.

26 день.
Ждём буксира, чистимся, моемся, убираемся. Сворачиваем лагерь.
Вдруг приходит информация, что буксир нас вчера тут ИСКАЛ и не нашёл. И что следующий будет только завтра.
Становится понятно, что все эти обещания – фуфло.
Звоню нашему водителю, он уже на подъезде к Тюмени. Прошу приехать за нами сюда, в Покровское.
От берега реки до места где можно загрузиться в фуру 300 метров пересечёнки и грунтовой дороги плохого качества.
Но нам уже ничего не страшно, принимаем решение вытащить суда до точки загрузки в рукопашную. Подгоняем лодки поближе и начинаем волок.
Грузим фуру, параллельно Алексей звонит насчёт машин. Человек на том проводе предлагает нам выйти на трассу и поголосовать!
Это вызывает взрыв хохота и становится окончательно ясно, что любые договорённости нашего тюменского организатора – брехня. Теперь мы снова надеемся только на себя.
Выезжаю с Ингваром на фуре в Тюмень, ищем место разгрузки и находим его на судоремонтном заводе. Договариваемся с охраной, они смотрят релевизор и знают про нашу экспедицию. Встречают как родных. Они все бывшие речники, на пенсии и очень рады нашему прибытию.
Разрешают поставить фуру прямо на слипе для спуска судов и показывают где можно спустить лодки на воду.
Ингвар нанимает такси и уезжает на трёх машинах за остальной командой.
Команда прибывает к 22:00 и мы взяв личные вещи идём в общежитие колледжа речного транспорта, где учатся наши парни, Витя и Женя.
Училище встречает нас радушием и гостеприимством, размещают и предоставляют все блага цивилизации. Оказывается, на работающую стиральную машину можно смотреть часами…

27 день.
После ночёвки в помещении у всей команды случается компенсация.
Вы спросите что это?
Это просто. Когда вы в походе претерпеваете лишения и воздействие природы, ваш организм понимает, что вы ненормальный и это надолго. Поэтому, он не болит, максимально собран. У вас все функции организма выполняются максимально чётко.
Как только вы прибываете в цивилизацию и он понимает, что напряжение спало, вываливает вам кучей все проблемы накопившиеся за период напряжения.
У всех всё болит, глаза руки ноги спина и хвост. Лично у меня не работает левая нога. Хромаю по коридорам и ору «пиастры, пиастры!!!!».
Идём на берег, моем лодки, чистим пушку, готовимся вступить в город.
День города в Тюмени празднуют с субботы, в окнах наблюдаем салют в облаках.

28 день.
Ну вот, как оно и должно быть, каждое плавание должно заканчиваться прибытием.
Одевшись в самое чистое и не рваное, поставив мачты с флагами и расчехлив оружие, мы выходим в последний пробег.
Сегодня День ВМФ. Сегодня День города. Сегодня все церкви бьют в колокола.
И ко всему этому мы имеем прямое отношение:)
Мы идём по Тюмени.
Пройдя 1226км, мы идём последние 7км до моста влюблённых, чтобы там высадившись пройти до слияния Тюменки и Туры, на то самое место, откуда в 1586м году Сукин и Мясной начали строить этот большой красивый современный город.
Встречные катера и пароходы сигналят нам и приветствуют наши флаги.
Мы тоже сигналим им рогом и машем руками.
Высаживаемся, идём. Нас встречают друзья и родственники наших тюменских парней.
Приезжают СМИшники.
По дороге проходим через митинг КПРФ.
Вообще, я с сочувствием отношусь к идеям Ленина и Сталина, но современные их последователи ничего кроме недоумения и отвращения не вызывают. Они потом будут на своих ресурсах утверждать, что мы участвовали в их шабаше. Смешные люди.
Стрельцы выше красных шариков:)
В Тюмени два памятника основанию города.
И в этом весь наш современный подход государства к истории.
И Ермаку вроде крест поставили и Сукина с Мясным не обидели, камень положили.
А так чтобы настоящий памятник, да с полным уважением, такого нет.
Стесняются, как бы кого не обидеть, а вдруг татары или манси будут против.
Нет бы объяснить татарам и манси, что они потомки именно тех татар и манси, которые вместе с Ермаком, Мясным, Чулковым и прочими русскими первопроходцами строили этот край, давали ему дорогу на мировые рынки пушнины и разрабатывали его недра. Нет.
Вместо этого сами пестуем дешёвый тупой сепаратизм, там, где ему и места история не оставила.
Ну да не суть.
Мы чествуем их. Всех тех, кто киркой, веслом, мушкетом и добрым словом выстроил этот Великий Край, эту Сибирь Незнаемую сделал опорой России и силой великой. Преклоняемся перед их волей и надеемся, что они смотрят на нас и гордятся хотя бы отчасти нами.
Поход «Встречь Солнцу»,квест длинной в 1542км по суше и воде, сроком два года и самый сложный из нами сделанных, завершён! Слава всем кто не убоялся и смог. Ура!

Вместо выводов.

Как известно, во всех наших походах мы осматриваем образцы местного традиционного деревянного судостроения.
В бассейне рек Лозьва, Тавда, Тобол и Тура господствует таже традиция судостроения, которая нам хорошо знакома по бассейну Дона и Десны.
Это деревянные лодки барочно-ладейного типа с плоским дном. Имеющие в среднем длину 4-5 метров. Обшивка, как правило, в накрой. В отдельных случаях, вместо форштевня используется наклонная доска образующая передний транец.
Никакой отдельной от древнерусской традиции в Западной Сибири не найдено.

Передвижение на лодках ключ к успехам русской экспансии в Сибири. Местность сильно пересечённая и заболоченная, изобилует старицами и болотами. Поэтому, эффективно противостоять судовым ратям там просто невозможно. При нападении всегда можно уйти под другой берег, разорвав дистанцию эффективного огня. При нападении с обоих берегов можно просто уйти по течению или даже против.
Средняя скорость движения на дощаниках по течению 6-6,5км/ч, против – 2,8км/ч, что заведомо больше чем скорость возможного преследования по берегу.
Характерные направления ветров – северо-западное и юго-восточное. И то и другое позволяют примерно до 25% маршрута проходить на парусах, как по, так и против течения.
Движение бечевой в нижнем течении сибирских рек против течения вполне реализуемо и оправдано. При этом скорость даже выше чем на вёслах.

В ходе движения вполне реально обойтись местными ресурсами продовольствия даже сейчас, в 16 веке всё было ещё лучше, так что проблем с снабжением у контингентов первопроходцев наверняка не возникало.
Сильно облегчал ситуацию в верховьях длинный день в связи с белыми ночами.
Как то так:)
Если ещё вспомню что, допишу.
Скасска сия писана в году 2013м восьмого августа, елецким стрельцом Пашкой Семёновым.
Спасибо за внимание!


Возврат к списку





Политика конфиденциальности

Тех.поддержка: info@south-rus.org

ЛОМОО ВИК "Копьё", г. Елец