27.jpg

Конкурс "Своя ноша не тянет"

Друзья, представляем вам инициативу Егора "Вредного бусодела" Стратовича и уважаемых LOMов: конкурс "Своя ноша не тянет". Идея та..

Cписок литературы по исследованиям древнерусских и позднесредневековых изделий из кожи

Список предоставлен А. В. Курбатовым 1. Курбатов А.В., Николаева А.Л. 1989 Вопросы изучения, реставрации и консервации кожаных изделий из раскопок Ива..

Паспортизация 2017

Уважаемые участники! Все вы знаете, что предыдущая паспортная комиссия взяла заслуженный отпуск. После подвигов ратных былинным богатырям нужен покой..
Сообщение 1 - 3 из 45
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец

Яндекс.Метрика

 

Информация для Благотворителей

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация

Дружинник должен быть не только сильным, но и умным. Здесь мы собираем информацию по интересующей нас тематике

12.08.2015

Некоторые заметки о мужских головных уборах скандинавов и славян

В настоящее время в реконструкции славян и в реконструкции скандинавов, как заимствование из славянского костюма, крайне широкое распространение получили тканевые, как правило, четырёхклинные, шапки полусферической формы с меховой опушкой. Такого рода шапки используются во всех комплектах: как богатых, так и бедных. Считается, что для славян это наиболее архаичная и, следовательно, правильная форма мужского головного убора.

Рисунок 1 Славянские идолы, конец I - нач. II тыс.
Рисунок 1. Славянские идолы, конец I - нач. II тыс.
1 – Новгородская обл.
2 – Себеж.

Однако посмотрим, что на этот счет говорят специалисты.

Так, исследователь древнерусского костюма М.А. Сабурова касательно мужских головных уборов отмечает только, что «мужские головные уборы почти неизвестны»1. Однако на своих графических реконструкциях она изображает полусферические шапки2.

«Хорошо известны по многочисленным изображениям древнерусские княжеские шапки - этот важнейший признак феодала-сюзерена. Форма их - полусферическая тулья из яркой материи с меховой (по всей видимости - собольей) опушкой - оказалась чрезвычайно устойчивой. Первые изображения русских князей в таких шапках относятся к 11 веку»3.

«Княжеская мягкая сферическая шапка с меховым околышем является обязательным атрибутом русских князей в миниатюрах, на иконах и фресках с 11 по 16 век. Неудивительно, что эта шапка очень простой формы имеет аналогии среди головных уборов всех народов Европы и Азии. Но нигде эти шапки не имели ни особого распространения, ни особого значения. А у нас они изображены, хотя бы в миниатюрах, десятки тысяч раз и появляются в рисунке именно там, где в тексте идёт речь о князе; больше никто на этих рисунках не носит таких шапок. Неизвестно, были ли эти уборы так обязательны для князей в жизни, но в условном феодальном искусстве они являются важнейшими княжескими регалиями, притом чисто русскими»4.

Таким образом, согласно приведённым исследованиям, низкая полусферическая шапка с меховой опушкой в славянском костюме – это княжеская регалия, фактически, аналог короны. Использовать такие шапки в небогатых комплексах в таком случае грубейшая ошибка. Подобного рода головной убор может быть изготовлен только из дорогих тканей, а опушка должна быть из соответствующего меха. Общий же комплекс костюма-вооружения должен быть по статусу не ниже княжеского, то есть одежда, костюмные аксессуары, оружие должны быть богато украшены.

Кроме того, при реконструкции подобных головных уборов следует обращать внимание на ширину меховой опушки. Во всех случаях меховая опушка не широка и визуально составляет не более половины от общей высоты головного убора.

Использовались ли подобные шапки другими категориями лиц? Источники однозначного ответа не дают. Можно предположить, что подобные шапки показаны еще на идолах (рис. 1)5. Но даже если это и они, получается, что опять данные шапки не на простых людях, а либо на богах, либо на почитаемых предках.

Возникает вопрос: какой головной убор использовать тем, кто князей реконструировать не собирается?6 Наиболее широко в источниках представлен небольшой колпак, довольно плотно облегающий голову (рис. 2).


Рисунок 2. Головные уборы древней Руси
1 – Новгородские «домовые». Л – к. 10 в. П – к. 11 в.
2 – Музыкант, фреска Софии киевской, первая половина 11 в.
3 – Лучник, резьба на кнутовище. Новгород, 12 в.
4 – Лучник, резьба на каменном грузиле. Новгород, к. 11 – нач. 12 вв.

Также шапка могла иметь обусловленные формой неширокие поля (рис. 1 (?); рис. 3).

Какие именно материалы служили для изготовления шапок, достоверно сказать сложно. Но самым простым, вероятно, можно считать войлок, который известен в качестве материала для головных уборов. Так, фрагменты войлочной шапки были найдены в мужском погребении кургана № 81 Березовецкого могильника7.


Рисунок 3. Новгородский «домовой», сер. 10 в.

Осторожно можно было бы предположить, что опушка все же могла использоваться на головных уборах не только князей, но и прочих знатных людей, опираясь на сведения саг, где бывают упомянуты некие «русские шапки». Приведем циркулирующие в реконструкторской среде цитаты.

Сага о Гисли
«На Торкеле русская меховая шапка и серый плащ, скрепленный у плеча золотою пряжкой...»

Сага о Ньяле
«Конунг подарил ему одежду со своего плеча, расшитые золотом рукавицы, повязку на лоб с золотой тесьмой и меховую шапку из Гардарики.»

Сага о Фритьофе Смелом
«Тьоф сбросил с себя шубу и был под нею темно-синий кафтан и на руке доброе кольцо; стан был обтянут тяжелым серебряным поясом, за которым был большой кошель... на голове он носил большую меховую шапку...»

Однако, в данном случае, все совсем не так просто и радужно, как хотелось бы простому реконструктору. Дело в том, что «в древнескандинавской номенклатуре, строго говоря, отсутствовал специальный этноним для русских»8.Как «русский» переводят прилагательные gerzkr и girzkr. Эти слова имеют совершенно разное происхождение: girzkr образовано от этнонима girk(k)jar (< grik(k)jar) – «греки»; gerzkr же, по-видимому, образовано не от этнонима, а от топонима Гардар, использовавшегося для обозначения некоего территориального единства, в том числе для обозначения Руси. Но термином Гард мог обозначаться и, например, Константинополь/Миклагард9. При этом в древнескандинавской литературе термины gerzkr и girzkr абсолютно равнозначны и в зависимости от контекста могут обозначать как русских, так и греков. Учитывая это, еще раз посмотрим на тексты саг, с упоминанием «русской шапки»

Сага о людях из Лососьей долины.
«Хёскульд вошел в шатер и увидал, что перед ним сидит человек в одеянии из великолепной ткани и с gerzk’ой шапкой на голове. Хёскульд спросил, как его зовут. Тот назвал себя Гилли. – Однако, - сказал он, - многим больше говорит мое прозвище: Гилли hinn gerzki. – Хёскульд сказал, что часто о нем слышал. Его называли самым богатым из торговых людей»10 .

Сага о Гисли.
«На Торкеле girzk’ая шапка и серый плащ, скрепленный у плеча золотою пряжкой, а в руке меч». Находился в это время Торкель на тинге11.

Сага о людях со Светлого озера.
Норвежский ярл Хакон, желая задобрить знатных исландцев, «послал им – Гудмунду и Торгейру годи – girzk’ую шапку и топорик в знак расположения»12.

Еще одно упоминание об интересующей нас шапке есть в сообщении о том, как датский конунг Кнут Могучий, желая отблагодарить одного из своих скальдов (Оттара) за поэму в свою честь, «похвалил ее и, сняв с головы girzk'ую шляпу, украшенную золотом и золотыми шишечками, велел своему казначею наполнить ее серебром и отдать скальду»13.

Сага о Ньяле. «Гуннар подарил конунгу [Харальду Синезубому сыну Горма] хороший боевой корабль и много другого добра, а конунг подарил ему одежду со своего плеча, расшитые золотом перчатки, повязку на лоб с золотой тесьмой и gerzk'ую шапку»14.

«В сущности, этими примерами исчерпываются практически все случаи упоминания «шапки» в древнеисландской прозе»15. Во всех случаях шапка – признак роскоши. При этом «ни один из них (равно как и все они в совокупности) не позволяет ответить на вопрос, какая этногеографическая характеристика вкладывалась в данном случае в определение gerzkr/girzkr. Решающее значение для нас имело бы точное установление материала, из которого сделан головной убор, описываемый в сагах. Так, большинство комментаторов полагало, что под выражением gerzkr/girzkr hattr понималась некая меховая шапка, что позволяло с большей или меньшей определенностью предположить ее русское происхождение. Данное предположение, однако, не находит себе ровным счетом никакого текстуального подтверждения в сагах. Как видно из приведенных примеров, в лучшем случае мы можем лишь констатировать, что головной убор конунга Кнута Могучего, который он подарил скальду, был богато украшен золотом; само же описание в саге не дает оснований для выводов ни о материале, из которого он сшит, ни о его форме. Таким образом, мы решительно склоняемся к тому, что рассмотренные контексты исключают возможность однозначного решения вопроса о gerzkr/girzkr’ой шапке»16. То есть саги могут говорить вовсе не о «русской», а о «греческой» шапке.

Ниже мы приводим доступный нам материал по скандинавским головным уборам. Из него можно видеть, что как археология, так и изобразительные источники, не подтверждают наличие в Скандинавии шапок с меховой опушкой в качестве традиционного скандинавского головного убора. Даже придерживаясь мнения, что упомянутые в сагах gerzkr/girzkr’ие шапки происходили с территории Руси, можно заметить, что подобные шапки были частью богатого, статусного костюма знатных людей (князей и членов их семьи), и могли попасть в Скандинавию лишь в качестве очень дорогого импорта или подарков, то есть были редки и сопровождались атрибутами высокого положения их носителя.


Рисунок 4. Низкие шапочки
1 – Готланд, Broa
2 – Готланд, Etelhem
3 – Готланд, Lillbjars

Скандинавский костюм же, безусловно, был жив не едиными girzkr’скими шапками: источники показывают для него достаточно большое разнообразие головных уборов. Так, мы видим небольшие низкие шапочки (рис. 4), конусообразные колпаки средней высоты (рис. 5), нередко с полями, а также высокие остроконечные колпаки (рис. 5.1).


Рисунок 5. Колпаки средней высоты
1 – Линдбю, Швеция
2 – Эйрарланд, Исландия

Рисунок 5.1. Высокие колпаки
1 – Готланд, Lillbjars
2 – Рэллинге, Швеция

Традиции подобных шапок в Европе уходят корнями в глубокую древность. Например, на голове найденного в Толлунде (Дания) в торфяном болоте мужчины, жившего в 4 в. до н.э., была надета восьмичастная шапка, сшитая из овчины мехом внутрь. Колпак весьма характерного вида изображен и на статуе кельтского воина в Hirschlanden, Германия (рис. 6).


Рисунок 6. Колпаки древней Европы
1 – Толлундский человек, 2 – статуя кельтского воина

Кроме того, встречаются изображения, которые, в силу их схематичности, могут трактоваться двумя способами: как заломленные на затылок высокие колпаки, а также, вероятно, как худы со «шлыком»17 (рис. 7).


Рисунок 7. Заломленные колпаки
1 - Фрагмент камня из Лабро, Готланд
2 – Фрагмент камня из Sanda, Готланд

Отметим, что большинство изображений весьма схематичны, поэтому анализировать их необходимо в сочетании с другими источниками: прежде всего, археологией. К сожалению, находки целых головных уборов или их фрагментов довольно редки. Это вынуждает расширить рамки поиска. Как временные, так и географические, привлекая, в том числе, и более ранний европейский материал.

Остановимся на каждой из упомянутых форм в отдельности.

Полусферические шапки. Тип В по классификации Инги Хэгг18. В настоящее время наиболее распространенной является выкройка из 4 или 6 клиньев. При этом нам не известны находки, подтверждающие такую версию кроя, если не считать текстильный фрагмент из Ральсвика (о-в. Рюген, Германия), о котором, к сожалению, почти ничего не известно19. Таким образом, подобные шапки, сшитые из нескольких клиньев, могут быть лишь версией. Здесь можно будет провести аналогию с кроем высоких колпаков, о которых пойдет речь ниже.


Рисунок 8
Текстильный фрагмент из Хедебю

Еще одна версия кроя полусферических шапок может быть основана на головных уборах, найденных на территории современных Нидерландов и датируемых 700-900 годами (рис. 9). В ее пользу говорит находка из Хедебю, которая была интерпретирована Ингой Хэгг как остатки головного убора похожей конструкции20 (рис. 8). Однако не известно, какими были высота и диаметр «донца» этой «шапки». Отсутствие же сохранившегося нижнего обработанного края и каких-либо швов в этой части не позволяет нам судить о высоте этого головного убора, а также, в отсутствие в Скандинавии изображений головных уборов, аналогичных нидерландским, не дает нам права использовать сами эти нидерландские находки для реконструкции скандинавского комплекта. Лишь сам крой верхней их части, формирующий полусферическую форму, может быть использован при создании версии тех головных уборов, которые мы видим на скандинавских изображениях.


Рисунок 9 Шапки с округлым верхом
1 – Oostrum, 2 – Rasquert, 3 – Aalsum.

Еще одной версией будет изготовление подобной шапки из войлока. Так, Инга Хэгг в своей работе о находках текстиля из гавани Хедебю пишет: «Среди находок текстиля не малую часть занимают остатки войлока, что особенно интересно, поскольку войлок до сих пор встречался очень редко в находках древнего времени и раннего средневековья. … В данном контексте наиважнейшей находкой является округлая шапка, найденная в земле Хессен». Упоминается также, что среди находок можно выделить два сорта войлока: рыхлый толстый и плотный тонкий, из которых второй отлично подходит для изготовления головных уборов.21 Войлок в Хедебю, скорее всего, был местного производства, поскольку количество находок его весьма значительно. Хотя большая часть относится не к фрагментам одежды22.

Войлочными, по всей видимости, могли быть и конусовидные шапки (тип А по классификации Инги Хэгг23).


Рисунок 10 Составные/клинчатые колпаки
1 – Гнездово, Россия; 2 – Шведт, Германия.

Кроме того, рассматривая в совокупности весьма раннюю находку из Толлунда (см. рисунок выше), а также фигурки из Гнездово и Шведта, которые можно отнести к кругу т.н. «карманных божков», (рис. 10) можно предположить существование выкройки с клиньями. Количество клиньев при этом может варьироваться: так, в Толлунде мы видим 4 клина, а на фигурке из Гнездово – 8.

Как видно из изобразительных источников, высота таких колпаков могла быть различной. При этом если низкие шапки, вероятно, держали форму и сами по себе, а средней высоты изделия могли сохранять ее при помощи жесткого и/или плотного основания, то наиболее высокие экземпляры носились, по-видимому, с заломом на затылок. Именно такие шапки мы, предположительно, видим на приведенных выше камнях с острова Готланд (рис. 7). Маловероятно, что крой такой шапки отличался от кроя более низких ее аналогов.


Рисунок 11 Фрагменты «худа» из Хедебю.

При этом некоторые из этих рисунков могут изображать людей в капюшоне-худе. Именно таким худом И. Хэгг посчитала широко известную находку из Хедебю (рис. 11)24. Однако эта находка была сделана вне погребения и сохранилась весьма фрагментарно, поэтому однозначно достоверной считать эту интерпретацию нельзя. Не менее вероятно, что «худ» изначально был, например… детской рубашкой.

Итак, опираясь на доступные нам источники, можно предположить несколько видов головных уборов для скандинавского костюма: полукруглые шапки из 4-6 клиньев, полукруглые шапки с «донцем», остроконечные шапки – низкие, средней высоты и высокие с заломленным назад острым верхом, шапки из войлока, а также худы-капюшоны. И для очень пафосных/статусных комплектов – дорогая «girzkr’ская» шапка.

Хотелось бы также рекомендовать не пренебрегать головным убором при несоответствии внешнего облика реконструируемому периоду (современные стрижки и прически, татуировки на голове и т.п.).


[1] Сабурова М.А. Древнерусский костюм. // Археология. Древняя Русь. Быт и культура. – Москва, 1997. – С. 95.

[2] Там же. – С. 109.

[3] Рабинович М.Г. Древнерусская одежда 9-13 вв. // Древняя одежда народов Восточной Европы. Материалы к историко-этнографическому атласу. Отв. редактор М.Г. Рабинович. – Москва, 1986. – С. 46-47.

[4] Арциховский А.В. Одежда // История культуры Древней Руси. Домонгольский период. часть I Материальная культура. под ред. Н.Н. Воронина, М.К. Каргера, М.А. Тихановой. – Издательство академии наук СССР. Москва. Ленинград, 1948. – С. 248.

[5] Хотя также здесь могут быть показаны шапки с небольшими полями.

[6] Здесь мы показываем только несколько вариантов и не стремимся отобразить все возможные формы, представленные в источниках.

[7] Степанова Ю.В. Древнерусский погребальный костюм Верхневолжья. – Тверь, 2009. – С. 90.

[8] Успенский Ф.Б. Скандинавы. Варяги. Русь: Историко-филологические очерки. – М.: Языки славянской культуры, 2002. – С. 318.

[9] Там же. – С. 300-301.

[10] Там же. – С. 340.

[11] Там же. – С. 341.

[12] Там же.

[13] Там же. – С. 341-342.

[14] Там же. – С. 342.

[15] Там же.

[16] Там же. – С. 342-343.

[17] Подробнее см. ниже.

[18] Hägg I. Die Tracht // Birka II:2, Systematische Analysen der Gräberfunde. Greta Arwidsson (ed.). – Stockholm, 1986. – P. 70.

[19] Herrmann J. Ralswiek auf Rügen. Die slawisch-wikingischen Siedlungen und deren Hinterland. Teil II. – Lübstorf, 1998. – P. 69-70.

[20] Hägg I. Die Textilfunde aus der Siedlung und aus den Gräbern von Haithabu. Beschreibung und Gliederung. – Neumünster. Karl Wachholtz Verlag, 1991. – P. 55, 58-59.

[21] Hägg I. Die Textilfunde aus dem Hafen von Haithabu. – Neumünster. Karl Wachholtz Verlag, 1984.  – P. 194-195

[22] Там же. – P. 99-100.

[23] Hägg I. Die Tracht … – P. 70.

[24] Hägg I. Die Textilfunde aus der Siedlung und aus den Gräbern von Haithabu. Beschreibung und Gliederung. – Neumünster. Karl Wachholtz Verlag, 1991. –P. 57.


Возврат к списку





Служебный раздел

Тех.поддержка: info@south-rus.org

Разработка сайта: saltdesign.ru

ЛОМОО ВИК "Копьё", г. Елец

Фото для заголовка сайта: Brandr