20102012598.jpg

Паспортизация 2017

Уважаемые участники! Все вы знаете, что предыдущая паспортная комиссия взяла заслуженный отпуск. После подвигов ратных былинным богатырям нужен покой..

Лига Зелёного Крокодила.

Лига зелёного крокодила. Как известно, фестиваль исторической реконструкции «Русборг» - это некоммерческое молодёжное мероприятие, объединяющее ..

Технические новости

Здравствуйте, дорогие участники! В виду того, что большая часть регистрации из года в год сводится к последним двум неделям регистрации, мы вынужденно..
Сообщение 1 - 3 из 43
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец

Яндекс.Метрика

 

Информация для Благотворителей

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация

Дружинник должен быть не только сильным, но и умным. Здесь мы собираем информацию по интересующей нас тематике

05.09.2016

Военно-исторический поход «На Бьярмию 2016»


Вступление.

Поход «На Бьярмию 2016» организован силами ЛОМОО ВИК «Копье», г. Елец, а также отдельными людьми, принимавшими участие в строительстве лодок «Сварог» и «Семаргл». Спасибо всем участникам и организаторам за полученный неповторимый опыт.

«Сварог» и «Семаргл» являются репликами малой ладьи из гокстадского могильника (Норвегия), построенные в промежуток с 2008 по 2016 гг участниками елецкого ВИК «Копье» и приглашенными активистами из военно-исторических клубов разных городов.

«Сварог» и «Семаргл» созданы по архаичной технологии путем склепывания набоев борта в клинкер (т.е. внахлест), имеют длину 9.75 м и 2.05 м по миделю. Являются гребными судами с дополнительным прямым парусным вооружением. Полная команда составляет 9 человек (8 гребцов + капитан-кормчий). В описываемом походе участвовало 20 человек. В каждом экипаже по 10 (9 + 1 запасной гребец).

Целью путешествия была проверка мореходных качеств исторических судов в акватории Белого Моря (Гандвик), куда, по свидетельству письменных источников, активно ходили с целью обогащения викинги и их потомки в IX-XII вв. Бьярмией (норв. Bjarmeland) называлась известная по сагам и летописям историческая область на севере Восточной Европы. Предположительно располагалась на территории современной России: Северная Карелия, Мурманская область (Кольский полуостров) и Архангельская область (бассейн Северной Двины).

Экипировка участников похода – это историческая одежда, изготовленная ими самостоятельно на основании археологических находок по данному временному периоду из натуральных материалов (лен, шерсть, кожа, мех).

Из современных средств нами использовались: средства связи (рации), средства навигации (GPS), 2 бензогенератора для зарядки аккумуляторов, средства спасения на воде (индивидуальные спас-жилеты, спасательные круги), аптечка.

Список участников похода

·Павел (Паль) Семенов – первый капитан (судно «Семаргл»), руководитель экспедиции.

·Максим (Лодин) Тарасов – боцман, костровик-затейник

·Александра (Вукомила) Андреева – завхоз-каптенармус

·Егор (Тузбубей) Дудкин

·Антон(Фрег) Борисенко

·Алексей (Радагаст) Сидяков

·Юрий (Юрген) Остров

·Андрей Ефанов

·Роман (Хаук) Михеев

·Кирилл (Физик Моря) Старостин

·Яков (Хегни Бешеный Тюлень) Софронов – второй капитан (судно «Сварог»), судовой врач

·Борис Ефремов

·Антон (Влас) Власов

·Юрий (Берсерк) Титов

·Тигран Гавва

·Кирилл (Танцующий Скальд) Петренко

·Александр (Торир) Гречухин

·Илья (Сигурд) Ильич

·Николай Насонов

·Сергей (Гуннхват) Немцев


18.06.16. Поезд. Прибытие в Чупу.

Поход начался в поезде Анапа-Мурманск. Сразу случилась забавная ситуация. Нас должно быть четверо. Я, Егор и Тигран уже встретились и сидим в вагоне, а наш четвертый попутчик, Кирилл, все никак не появляется. Вот уже остается 2 минуты до отправления поезда, как на перроне появляются трое: два мужчины и женщина. Все сильно пьяны. Один из них несет за спиной реконструкторский кожаный мешок, но на участника похода он совершенно не похож (надо сказать, что никто из нас точно не знал как выглядит Кирилл в жизни). Другой – длинноволосый, бородатый, высокий и худой парень в сандалиях, одетый в синюю джинсу – по виду настоящий хиппи с Вудстока. Дама о чем-то с ними беседует, язык ее не слушается, ибо она тоже изрядно пьяна. Мы делаем предположения, кто же из этой замечательной группы наш компаньон. Тигран сразу показывает себя, как человек с замечательным чувством юмора – обстебал всю компанию с лицом, выражающим полную серьезность и беспристрастность. Коллективно решаем, что с наибольшей вероятностью вудстоковец – наш. Через минуту слышим ругань и сетования проводницы, мол, «это ж надо в таком виде к посадке приходить… и т. д.» Заходит Кирилл. От него пахнет )) Видимо, понимая это, первое, что он сказал, пожав плечами: «Ну, я тут с другом встретился, посидели… поговорили…». Далее расстелились, да завалились отдыхать, оставив более подробное знакомство на утро. Поехали! Жди нас Север!
Доехали без проблем. В дороге я дошивал кожаную рубаху для Егора, так как не успел доделать ее до похода.
В Чупе мы оказались в 8 утра. Такси вызвать не додумались, хотя, как выяснилось потом, везде на станции были развешаны объявления с номерами телефонов местных таксистов. До города шли пешком. Списались с Палем – он задерживается. Приходим на пристань. Там сразу же встречаем Алексея из группы Кереть-тур, с которым уже имели дело при доброске до островов в 2007 году (поход Белое Море 2007 клуба Черная Щука). Алексею в очередной раз большое спасибо, он очень помог нам, разрешив оставить на время вещи в беседке на территории своих коттеджей. А в последствии мы договорились и о ночевке в них, что было очень удобно.
В течение дня партиями приезжали остальные участники похода. Подъехали Паль с Тарасовым, привезли на фуре нашу флотилию. Нашли подходящее для разгрузки место и общими усилиями выставили лодки на воду. Старт намечен на следующее утро, основные подготовительные дела сделаны. Сходили в магазин, разведали где столовая – она оказалась прямо рядом, в здании бывшего слюдяного завода. Дверь её выходит прямо на тот парапетик, где мы (Черная Щука) в 2007 жгли костер в корпусе старого прожектора в ожидании «Лелика и Болика» (кто был тот поймет). Столовая на самом-то деле оказалась не особо хороша, но мы все равно поужинали, а затем и позавтракали там на следующее утро. Вечером в беседке, стилизованной под кают-компанию старинного парусника, провели знакомство, и, традиционный уже для наших походов, «час психологической разгрузки». Каждый представился и высказался, для чего он пошёл в этот поход и что от путешествия ожидает. Я здесь напишу о чем говорил я, чтобы объяснить отсылки к прошлым моим поездкам на Белое Море, которые будут периодически встречаться в этом отчете-рассказе.

Расскажу о том, почему для меня этот поход стал знаковым событием в жизни. Я как-то заметил, что корни многих наших желаний и действий лежат в детстве и в юности. Например, любимая музыка, к которой хочется возвращаться снова и снова, оказывается той, от которой балдел, будучи ребенком или юношей. Вот и наш капитан-адмирал Паль тоже говорит, по какой причине корабли начал строить – книжка в детстве была любимая с корабликом на обложке… Такие дела… )) Так вот, первый раз я попал на Белое Море в возрасте пяти лет с родителями, получил сразу такую массу впечатлений, что запомнил эти места и их красоту на всю жизнь, приобрел тягу к ним. В возрасте 12 лет в 1995г я пошёл в свой первый серьезный поход по Волге с клубом юных моряков Зюйд-Вест (спасибо папе). С клубом я ходил в походы вплоть до 1999 г. Именно там я приобрел основные знания в области морского дела, управления шлюпкой на веслах и под парусом, но, самое главное – я приобрел страсть к водным походам и, можно сказать, взрастил в себе моряка. В 2004 году судьба привела меня в историческую реконструкцию раннего средневековья и я серьезно «заболел» викингами. Появился на свет клуб Черная Щука. А в 2007 году я познакомился с Палем, принял участие в строительстве «Сварога» и узнал, что, оказывается, не за горами тот миг, когда можно будет совместить реконструкцию и водные походы. К чему я веду? Прошло несколько лет и именно здесь сошлись три кита моих детско-юношеских переживаний: увлеченность викингами, страсть к водным походам и любовь к удивительной природе Белого моря.

Теперь же оставлю философствования. Поход начался!

19.06.16. Переход Чупа – Виченная Луда. Пройдено 36 км.

В первый день прошли всю губу Чупа. Накануне мне звонил папа и сказал, что его знакомые мужички-путешественники сейчас находятся в местечке Верхняя Пулонга на пристани. Они снаряжают яхту для морского перехода на Новую Землю. Отчаянные стариканы, по-моему, молодцы вообще! Отец сказал, что им очень интересно было бы посмотреть на викингов и их суда, и поболтать с нами. Но когда на траверзе показался поселок и пристань, яхты там не было – возможно мы разминулись. Что ж, пожелали удачи отчаянным мореходам и пошли дальше.

Из того, что доставило больше всего неприятностей в первый день похода, особенно отметились два фактора. Сварог безбожно течет, черпаться приходится каждые полчаса, так как за это время вода успевает добраться до середины третьего набоя. Гребцы на второй и третьей банках сидят в холодной воде по щиколотку и выше. К сожалению, с этим ничего пока сделать нельзя – перед походом Сварог не успели выставить на воду, так что он сухой и будет набирать воду, пока дерево не разбухнет и не закроет щели. Для убыстрения процесса можно попробовать законопатить самые крупные щели пенькой, но это только на ближайшей стоянке, когда лодка будет полностью разгружена. У Семаргла эта проблема остро не стоит, потому как он новый, к тому же некоторое время стоял на воде перед отправкой на Бьярмию. Второй фактор – погода. С самого утра пасмурно, иногда накрапывал дождик, по прогнозам такая погода ждет нас в ближайшие несколько дней, так что остается только смириться. На воде заметно холоднее. Впрочем, заметно это, видимо, только мне, как управляющему судном, и, возможно, гребцу, отдыхающему на носу, потому что остальная команда гребет и им жарко. Ветер попутный, около 5-7 м/с, холодный и пронизывающий, периодически нас нагоняют дождевые облака. На воде очень хорошо видно, как приближается дождевой фронт. Так продолжается всю первую половину пути – мокнем, сохнем и снова мокнем. Поскольку ветер подходящий, те из команды, кто бывал уже в походах, начинают предлагать поставить парус. Но какой там парус – грести-то еще вместе не научились. Начало похода всегда такое – первым делом слаженная гребля. По нашей практике уже известно – на достижение хорошей слаженности экипажа уходит от 5 до 7 дней. Пока все поймут принципы эргономичной гребли, пока на руках набьются мозоли, пока привыкнут мышцы и суставы… А потому «Всем реветь!» («с» Боря).

В самом конце Чупинской губы подходим к острову Виченная Луда. Высадились на месте старой туристической стоянки. Раньше на этой стоянке постоянно базировался лагерь байдарочной программы «Три Кольца», проводимой компанией «Коллекция Приключений». Не знаю, проводится ли программа сейчас, но в 2007 мы там их еще застали.

Для большого лагеря викингов место, откровенно говоря, не удобное. Очень мало свободного пространства для постановки шатров. Ставим лагерь долго. Это и не удивительно – еще не отлажены необходимые походные механизмы и навыки. Вечером пошли гулять. Я хочу отвести всех к месту, где стоят столбы с изображением Одина и Свянтовита, которых мы с Антоном Лосем Фодиным вырезали и установили в 2007 г. Шли довольно долго, мимо нашей старой стоянки, мимо ущелья с крестом, где знатно отметился в том же году Енот (крест сейчас окончательно сгнил, валяются его обломки, а историю о Еноте могу рассказать как-нибудь при случае). Повсюду следы, проводимых много лет подряд, туристических программ (памятные столбы, каменные насыпи, сооружения наподобие каких-то жертвенников или алтарей, даже камни с нанесенными на них рунами попадались). Надо сказать, что я порядком забыл размеры острова, он оказался сильно больше, чем я ожидал. Народ немного нервничал, когда снова и снова приходилось карабкаться по опасным каменистым уступам, а затем опять нырять в ущелья и низины (эта часть острова действительно имеет не простой для перемещения и опасный ландшафт). Но, наконец, мы дошли. Место очень приятное, чувствуется хорошая энергетика, чувствуется, что сюда приходят люди, но при этом очень чисто, никакого мусора и прочих неприятных следов человеческой жизнедеятельности. Народ сразу развеселился, начали снимать на камеру и фотографировать, кто-то принялся разводить «жертвенный» костер, иные же долго валялись на мягком стелющемся можжевельнике, который, как будто специально, образовал ровную круглую площадку прямо перед изваяниями древних богов. Мысль о том, что пришло время двигаться в обратном направлении пришла, когда посмотрели на время – было глубоко за полночь. Завтра ранний подъем, переход на веслах, к тому же начали сгущаться тучи, может закапать в любой момент. Честно говоря, мне не хотелось уходить, уж больно хорошая была атмосфера, многие, уходя, оставляли подношения. Решили для ускорения идти напрямик через верхнюю точку острова – там мало леса и довольно сухо. На середине пути к лагерю обнаружил, что на поясе нет ножа. Этот нож прошел со мной все походы и фестивали, терялся много раз – и каждый раз находился, даже тогда, когда, казалось-бы, вероятность его найти ничтожно мала. Но, видимо, так было нужно – остров взял свое, хотя мне иногда кажется, что, возможно, с этим ножом мы еще увидимся. Было бы забавно…

Вернулись в лагерь около 2 часов или половины третьего ночи – завалились спать без задних ног.

20.06.16. Переход Виченная Луда – Песчаная Луда. Пройдено 10 км.

Рано утром уходим с Виченной Луды. Кстати, многие спрашивали о странном названии острова. Вот небольшая интересная справка об этом. Оказывается, раньше (возможно в XVII или XVIII веке) на этом острове местные поморы занимались добычей и заготовкой елового корня, так называемой вицы. Вицу использовали в традиционном поморском судостроении для сшивания набоев бортов друг с другом в клинкер. Тогда как корабелы северной европы – наследники судостроительной традиции викингов, продолжали соединять клинкерные набои борта заклепками – на русском севере использовали уникальную технологию «сшивания лодок». Отсюда и происходит название, приютившего нас острова.
С утра на литорали , недалеко от лагеря, накопали с Антохой пескожилов. Это такие морские многощетинковые черви, они живут на песчаных отмелях и строят своеобразные холмики из песка, похожие на маленькие вулканчики. Наверху холмика отверстие, из которого червь выпускает, пропущенный через себя песок, эти колбаски из песка так и лежат сверху. Копнешь глубоко под такой холмик и червяк попался, правда попадаются и шустрые – уползают еще глубже.

По плану переход предстоит не очень большой. Сборы затянулись, народ еще не привык к походному темпу. Паль ругается… Ну наконец-то вышли…
Собираемся зайти на соседний крупный остров Сидоров, где расположился лагерь туристической детской программы «Золото Белого Моря» (далее ЗБМ). Еще на этапе подготовки нашего похода руководитель этой программы Денис Орлов помог нам, дав контакты местных служб безопасности, в частности сотрудников ГИМС. Мы хотим посмотреть, чем они там занимаются и как все у них организовано. Я знаком с «ЗБМ» с 2007 г. Было интересно наблюдать их развитие – получилось так, что в рамках детской турпрограммы они создали своеобразный микс из туризма, ролевизма и реконструкции. Разработаны несколько локаций (викинги, славяне, римляне и т.д.) со своими задачами квестами и легендой. При этом приветствуется использование правильной с точки зрения исторической реконструкции одежды и аксессуаров. Опять же, все происходит на живописных ландшафтах Белого Моря. Дети взаимодействуют друг с другом, взаимодействуют командами, учатся основам выживания в дикой природе. На каком-то этапе Денис загорелся строительством лодок, привлек к этому своих ребят, в итоге они построили несколько штук и теперь обучают еще и основам морского дела. Короче говоря, нравится мне что у них выходит. По-моему, очень даже полезная и интересная программа.
Пытаемся подойти в атмосфере пафоса как настоящие викинги. По началу на берегу народу почти нет, нас приглашают сойти на берег, но вскоре со всех сторон появляется множество детей в возрасте от 12 до 15 лет, как мне показалось. Многие с забавными ларп-мечами. Нам проводят экскурсию по локациям. Со временем все наши викинги разбрелись кто куда по местности. Паль общался с организаторами, Ильич сразу пошел знакомиться с инструкторшами и, кажется, запланировал познакомиться с ними в каждой из локаций, Тигран с Егором сторожили лодки, остальные кучковались по двое или по трое в разных местах. Но самое крутое кунг-фу совершенно неожиданно для всех продемонстрировал Юрген. Не прошло и 10 минут после нашей высадки (кто-то говорит, что прошло всего пять), а он уже гуляет за ручку с какой-то инструкторшей и они мило беседуют. Обе команды стали бурно восхищаться Юргеновыми талантами ловеласа и история быстро стала притчей во языцех.
Когда пришла пора нам отправляться дальше, на берег вышло большое количество детей с мечами нас проводить. Ну как тут удержаться от массовой драки! (Простите, «Великой Битвы»). Война у викинга в крови и, естественно, никак нельзя было обойтись без классической схемы «дети против реконструкторов». И грянул бой! Дети, как им и положено, налетали на нас тысячами, ни в какую не умирали, если попадали по ним, и били нас отчаянно изо всех своих детских сил. Некоторые персонажи особо упорные старались намеренно ударить как можно сильнее, в как можно менее защищенную часть викинга, как можно больше раз. Одним словом, битва удалась на славу, Один остался доволен и даровал победу, естественно детям, потому что нет на свете более целеустремленного и более безрассудного существа, чем ребенок с мягким мечем, думающий, что он викинг!

Время стартовать. Быстро фотографируемся, организованно грузимся и отчаливаем, взаимно желая друг другу удачи и семи футов под килем. Остров Сидоров за кормой…

…но что же это! Звук мотора. За нами движется лодка. Издалека видно, что на моторе Денис. Но кто же на носу? О боги! Это инструкторша-валькирия мчится за своим Юргеном еще раз пожелать ему счастливого пути! Молодец, Юрген, так держать! )))))))

В этот день километраж небольшой, максимум 20 км. Пока идем дует встречный ветер, довольно сильный и холодный, до того пронизывающий, что мне на руле приходится надеть на себя всю одежду которая есть, да еще и тентом сверху накрыться. Ветер раздувает неудобную бортовую волну, и мы стремимся скорее уйти в тень острова. На стоянку останавливаемся рано, планируем готовить лодку к постановке паруса. Нужно отработать экстренную высадку в случае опасной ситуации на море. Белое Море – водоем очень опасный и, подчас, непредсказуемый, а потому надо быть готовым действовать слажено, как единый механизм или организм, если хотите. Пристаем к острову с названием Песчаная Луда. Действительно, с подветренной стороны острова необычно длинный для этих мест песчаный пляж. На берегу видна избушка, судя по всему она свободна, надеемся на комфортную ночевку. Подход к острову просто идеален для планируемой тренировки: мягкий песок, минимум камней, удобные глубины – чудо, а не островок. Стоянка оборудована по первому классу, есть все. Сухо, удобный очаг, чуть вглубь острова обнаружилась еще одна избушка. В первой избушке нашли пакет со свежим репчатым луком, заботливо оставленный прежними постояльцами. Судя по свежим надписям углем на стене избушки, это была семья с двумя детьми. Луку мы очень рады – свежий лук и чеснок очень здорово дополняет походный рацион (всем любить лук и чеснок!). Пока все исследовали, выяснилось, что не все жильцы избушки выселились – прямо на полке в открытом предбаннике гнездо с шестью маленькими птенцами. Путем нехитрых умозаключений стало понятно, что это дети трясогузки, которая взволновано летает вокруг избы и чирикает. Как вежливые викинги гнезда не трогаем и надеемся, что птенчики дотянут до утра и ничего с ними не случится. Как позже выяснилось, их мать умудрялась прилетать и кормить птенцов ночью пока мы дрыхли (кое-кто из команды видел это). После этого наши опасения насчет жизни птичек полностью развеялись.

Пока готовится еда, команды судов отрабатывали экстренную высадку на берег. Каждый капитан занимается со своей командой. Мы специально отошли метров на 150-200 в море, чтобы набрать разгон. «Навались!» По этой команде гребцы начинают интенсивно грести, делая в конце гребка небольшой рывок для ускорения. Набираем скорость, как бы моделируя ситуацию прибивания нас к берегу. На подходе звучит команда «Шабашь!» - все гребцы убирают весла внутрь лодки. Очень важно делать это быстро и одновременно, чтобы не запутаться и не перехлестнуться веслами. Затем команда «Гребцы в воду!» - также важно выпрыгивать одновременно, чтобы лодку не раскачивало. Так и отрабатывали много раз «Шабашь» и «Гребцы в воду», пока не довели до относительного автоматизма. До идеала далеко, но лучше так, чем вообще никак (вредничаю).
До ужина есть еще время. Я собрал команду желающих порыбачить. Тюленей в округе не видно, глубины, вроде бы, подходящие, так что можно рассчитывать на клёв. Собрались я, Тарасов, Торир, Антоха и Рома. Вышли на Семаргле – Сварог довольно сильно протекает. Проблемы не заставили себя ждать… Пока Паль с утра всех костерил на чем свет стоит за нерасторопность, я от волнения забыл на Виченке банку с пескожилами. Пришлось обходиться тем, что было, и я взял с камбуза кусочек сала, в надежде, что какая-нибудь шальная рыба на него клюнет (впрочем, я не особо на это надеялся). У Антохи есть воблер – надежда только на него. Вышли метров на триста. Ветер. Сильно сносит из тени острова. Забросили снасти и ждем. Довольно долго ничего, даже поклевок нет. Первая поклевка (не помню у кого). Естественно, на крючке бычок. Голова – один сплошной рот, весь колючий, как еж, и полный паразитических червей. Плыви, дружище, наслаждайся жизнью. Тут Тарасов, у которого была снасть с воблером, неуверенно начинает вытягивать леску со словами «кажется что-то было». Ура! Наша первая треска! Все радуются как дети. Но счастье было не долгим… Не успели мы забросить снасти во второй раз, как налетела туча и нас накрыло дождем, пришлось возвращаться к берегу. Такая вот вышла рыбалка. Не удачная, скажете вы? А я скажу, что это была самая удачная рыбалка за весь поход, в чем вы и сами убедитесь из следующих страниц.
Треска была торжественно выпотрошена, поджарена на огне, съедена при участии всех членов похода, и всем очень понравилась. Ну а потом мы плотно поужинали вкуснейшей кашей от нашего суперзавхоза Александры Алексеевны, а добрый адмирал расщедрился на чарочку. Пора спать. Какие испытания выпадут на нашу долю завтра?...

P. S.
В полевом дневнике про этот день я написал меньше полстранички, а тут как начал вспоминать – почти на две страницы А4 набралось. Я удивлен. А ведь действительно насыщенный денек выдался. ))


21.07.16 Переход Песчаная Луда — Соностров. Пройдено 32 км.

Неплохо выспались. На ровных палатях в избушке спать, все же, удобнее, чем на земле. Погода налаживается, переменная облачность, но в основном – довольно ясно. Продолжается все та же монотонная гребля, которую необходимо в ближайшую неделю довести до автоматизма.
Несмотря на одинаковые параметры наших судов, обращаю внимание на то, что мы на Свароге постоянно отстаем, и, в целом, идем несколько медленнее Семаргла. Пока это меня тревожит не сильно. Во-первых, парни еще не обвыклись на веслах, во-вторых – меньше течь Сварог не стал, и мы черпаемся с прежним интервалом в 30-40 минут. Для этого я то и дело освобождаю от гребли по очереди вторую, третью или баковую пару гребцов. Загребные же (пара гребцов на ближней к корме банке) обречены на «вечные муки», то бишь, греблю бессменную. На то они и загребные — задающие темп всей команде. На них лежит большая ответственность. Людям, не искушенным в гребле, возможно, это покажется смешным, но без правильного темпа далеко кораблю не уйти — либо он будет идти еле-еле, либо команда, взяв высокий темп гребли, выдохнется через 2-3 часа, забьет руки, сорвет спины и на следующий день уже будет ни на что не способна. Тут необходима золотая середина, потому на загребной банке Сварога сидят титаны гребли — самые опытные в этом деле викинги. С левого борта Борис, старый друг черной Щуки и надежный походный товарищ — он получил незабываемый опыт в Азовском походе 2014 г, а с правого борта Влас из клуба Белый Барс — в походе с нами впервые, но закаленный многочисленными регатами на фестивалях Русборг и Ладейное Поле. На этих людей я полагаюсь полностью, и от них, во многом, зависит благополучие всей команды. По правилам хождения на яле правый загребной — это человек, непосредственно задающий темп, под него сгребается загребной левый, а за ними уже все остальные. Но в нашем случае оказалось, что Власу не особо близко чувство ритма, потому ему было проще ориентироваться на Бориса. Менять местами гребцов мне показалось не рациональным, и так Боря стал, выражаясь медицинским языком, водителем ритма — это такая зона в сердце, генерирующая электрический импульс с определенной частотой )))
Первые дни похода, как я уже говорил — это дни отлаживания различных механизмов, притирки шестеренок, так сказать. Расскажу еще об одной детали. В каждой лодке экипаж составлял 10 человек: 9 гребцов на веслах и капитан. Получалось, что один гребец всегда отдыхал. Поначалу я не знал как лучше организовать греблю так, чтобы отдых и работа у матросов делились поровну. Сначала думал о постоянной ротации гребцов, чтобы все отдыхали по очереди, но очень скоро стала понятна неудобность такой системы. К примеру, загребные задают темп и я рассчитываю на их опыт в экстремальной ситуации, но если гребцы постоянно меняются – на это рассчитывать уже нельзя. Либо должно быть так, чтобы каждый матрос в команде умел и знал все. Совершенно понятно, что времени на подготовку таких людей уйдет несоизмеримо больше, чем протяжённость всего похода на Бьярмию. Думаю даже больше, чем время, что ушло на все наши походы вместе взятые. Поняв это, я просто сменял гребцов на баковой банке, причем позволил им самим решать кто в какую очередь отдыхает. Таким образом, сменяющимися стали Сергей, Коля и Ильич. Такая схема и оставалась почти всегда до конца похода.

Что-то отвлекся я на объяснения да рассуждения. Первое приключение случилось с нами при прохождении мыса Шарапов, около него волнение вдруг усилилось. Связано это было с приливно-отливными течениям или с особенностями подводного рельефа – я не знаю, но закачало весьма ощутимо. Кроме того, мне было видно, что творится с Семарглом, идущим впереди. Со стороны казалось, что его бросает как щепку. Обуздав страх, собрав волю в кулак, мы налегли на весла и прошли опасный мыс Шарапов. По карте впереди нас ждал еще один похожий мыс и, судя по всему, водная обстановка около него ничем не отличалась от предыдущей. Дойдя до следующего мыса мы встали с подветренной стороны, чтобы перекусить и обсудить дальнейшую тактику. С Палем и Лодином мы поднялись на высокую точку, откуда был хорошо виден мыс и его окрестности. Мыс сильно выдавался в море и имел перешеек длиной около 300 метров. Одним из вариантов решения проблемы было перетащить лодки по перешейку и таким образом миновать участок сильного волнения рядом с мысом. Однако мы вовремя заметили, что бухта, в которую предстояло спускать лодки, очень мелкая, поэтому решили все же идти по воде мимо мыса. В конце концов, прошли же мы Шарапов, и здесь должны пройти. На этот раз волны уже не казались нам такими страшными. Преисполненные оптимизма, мы прошли коварные мысы, еще раз убедившись в отличных мореходных качествах наших шнеков.

Накануне Саша рассказывала нам о своих путешествиях по Белому Морю и сейчас мы как раз входили в зону ее перемещений. По ее рассказам нам было известно о фактории по разведению мидий, которая функционировала с 80-х годов советского времени и находится рядом с Соностровом. К концу перехода народ, подгоняемый голодом, мечтает о мидиях и разграблении фактории с целью всё пожрать. На подходе к Сонострову видим саму факторию. На воде сотни черных поплавков в виде массивных труб, вероятно, к ним под водой прикрепляются конструкции, на которых живут колонии мидий. В коридорах между тянущимися вдаль линиями поплавков снует моторная лодка. На нас особого внимания не обращает, но и не уходит далеко, возможно работники опасаются за сохранность своих моллюсков.

Подход к острову удобный — участок песчаного пляжа между скальными выступами. Лес хвойный, сухо, везде мягкий мох и шикша. Очень приятное место для стоянки. Несмотря на то, что на одном из ближайших деревьев прибита табличка «частная территория», нас никто не беспокоит. Ставим лагерь.
Меня зовет Тарасов, что-то привлекло его внимание на отмели. Подхожу и вижу, как в песок уползает огромный червь нереис — красивый, собака! Я его выкопал и отмыл от песка. Здоровенный экземпляр сантиметров 25 в длину с фиолетово-синеватым металлическим отливом. Я никогда не видел вблизи червя таких размеров и очень взбудоражился. Давай бегать, всем его показывать и фотографировать. Надо сказать, не я один удивился, выглядит нереис более чем эффектно, особенно вживую (поглядите в интернете, если интересно будет). Я думал сначала как наживку его использовать, но потом стало жалко такого красавца и отпустил его в море. Правда он все равно не выжил, бедолага, может я повредил его где-то пока вытаскивал, а может он и сам уже полудохлый был, в общем, остался на песке.
После ужина тех, кого спать не срубило, обуяла страсть к собирательству. Что ж это мы на Белое Море приехали, а мидий не поедим? Неможно так, панове! Собрались я, Тарасов, Саша Торир и Рома Лебедянский. И пошли вдоль берега собирать в фукусах мидий. Они, конечно, не такие крупные как на фактории выводятся, но было их 2 ведра. Пока пожарили, кажется, все наелись, а Кирилл-физик моря варил в консервной банке чаячье яйцо и, похоже, остался доволен. Опять допоздна сидели у костра, но потихоньку и самых стойких сон сморил.

22.06.16. Переход Соностров – Гридино. Пройден 41 км.

Утром все осознали, что собираемся мы уже гораздо быстрее. Команды постепенно входят в режим. Это радует. Более или менее отлажен процесс погрузки лодок: становится понятна очередность загрузки вещей.

Продолжаем движение на веслах. Времени на стоянках не хватает, чтобы полностью закончить всю подгонку такелажа и отработать постановку мачты и паруса. Но в полной мере, на тот момент, мы этого еще не понимали. А все потому, что так и не успели как следует заняться парусами.

Останавливаемся на перекус возле какого-то острова. Дует свежий попутный ветер. Самое оно сейчас поставить парус, да и команды хотят отдохнуть от гребли. Обсуждаем с Палем возможность дальнейшего движения на ветре. Паль сомневается, но уж больно ветерок хороший, и решаем попробовать. Однако обстоятельства сложились иначе. На Семаргле ставить мачту начали чуть раньше, и тут же столкнулись с массой проблем, включая ту, что команда элементарно не знает терминологии, то есть как называются детали парусного вооружения. Ничего удивительного - инструктаж не провели, и вот результат. Идентичная ситуация и у нас на Свароге. Издалека было слышно, как капитан Семаргла разносит свою команду и сразу стало понятно, что паруса нам сегодня не видать. Как капитаны, мы с Палем в очередной раз поняли, что технологию нарушать нельзя. В любых условиях это, как минимум, глупо, а как максимум – опасно. Подвергать риску людей и всё предприятие никто из нас не вправе, поэтому, как в песне поётся: «А ну, брат, на весла давай налегай…» Нас ждет вторая серия, ну и грамотный инструктаж, конечно. Кстати, как очень скоро выяснится, на тот момент мы не смогли бы поставить даже мачту – у нас ванты были не подогнаны по длине…. Такие вот горе-викинги…(«…готовься нормально в поход…»).

В планах на этот день дойти до села Гридино. Саша в своих рассказах часто упоминала его. Особенно веселили нас истории о колоритных селянках, собирающихся у магазина. То, что это именно «селянки» неясно угадывалось лишь по характерным выпуклостям на одежде, ибо лица их были настолько сильно искажены длительным употреблением спиртного, что пол определить не представлялось никакой возможности. Мужская же часть Гридина со временем сильно оскудела благодаря средству для мытья стекол «Льдинка», коим во множестве травились и отходили к праотцам джентльмены разных возрастов. Детей же окрестных сел, дабы вели себя смирно, матери припугивали, говоря: «Будешь плохо вести, придут злые ГРИДОНЕ и заберут тебя!» В общем, картина рисовалась прелестная, и мы находились в предвкушении знакомства с этим чудным краем.

Подход к селу интересный и довольно сложный. И это неспроста. Если верить исторической справке, село основали бегущие от преследования нижегородские староверы. Стараясь скрыть свое присутствие в этих местах, они очень грамотно расположили свое поселение, чтобы скрыть его от посторонних глаз, о чем будет рассказано далее.
Издалека Гридино выглядит довольно крупным селом. По мере приближения попадается много старых лодок, лежащих по берегам, но еще больше лодок новых, стоящих рядом с прибрежными домами и сараями. Но посмотрите, как они сделаны! Эти лодки прямые потомки северорусских и североевропейских традиционных сойм и шнеков. Деревянные клинкерные корпусы, высокие борта, они напоминают по виду кнорры – грузовые корабли викингов, только уменьшенные в размерах. Как приятно видеть, что где-то еще не забыты традиции судостроения.

Нашли относительно удобное место для высадки. Идем на разведку – Паль, Тарасов и я. В дальнейшем планируем посетить магазин – пополнить запасы съестного и пресной воды (в наших бочках осталось немного, да и та торфяная с большим количеством взвеси), а также расспросить жителей об особенностях местности. Первыми к нам подходят дети, видимо из ближайшего дома, живо интересуются викингами и их лодками. Их мать сориентировала нас относительно магазина и места, где есть связь. Это женщина средних лет, по виду проблемы с алкоголем имели место в ее жизни, но выглядит вполне социально адаптированной – дом, муж, хозяйство, дети. Всегда печально видеть отпечаток алкоголизма на лицах людей, живущих в отдаленных районах. Впрочем, проблема эта повсеместная. Далее встречаем пару пожилых женщин, которые рассказывают, что в селе имеется музей, расположенный в здании школы. Школа давно не функционирует, а смотрительница музея была бы очень рада нашему посещению. Указывают, где найти ее дом. Обращаем внимание на церковь. Она очень маленькая и ветхая. Деревянные кресты сгнили и почти развалились, покосившийся купол, выполненный в традиционной чешуйчатой технике, вот-вот упадет. Ясно, что церковью очень давно не пользовались, и она здесь совершенно не востребована.

По завершении основной разведки отправляем десант на «разграбление магазина», часть людей идут за водой, остальные спешат на «дозвон-гору». Место, откуда хорошо берет связь очень живописное. Вероятно, это самая высокая точка Гридина. На массивном скальном выступе установлен большой, в два человеческих роста, памятный крест. Со скалы открывается шикарный вид на подход к селу. Тут-то и становится понятно – первопоселенцы выбрали это место совершенно не случайно. Из устья бухты увидеть село невозможно, как и пройти в бухту на крупном судне, ввиду множества мелей и мелких шхер, разбросанных тут и там. Саму же бухту из села видно как на ладони – прекрасный стратегический ход.

И все же связь тут не очень хорошая, мой маломощный телефончик отказывается ловить сигнал полностью. Приходится звонить родным с номера Паля. Это для многих первая весточка домой.

Ну, все готово. Пора искать место для стоянки. Местные сказали, что если углубиться в бухту, там будет оборудованная стоянка рядом с родником, где все время останавливаются туристы-водники. Однако мы быстро поняли, что эта стоянка не для нас. Омеление в глубине бухты такое сильное, что наши килевые шнеки не проходят. Даже если по максимуму прилива мы туда дойдем, на отливе мы ни за что оттуда не выберемся и потеряем массу времени. К тому же видно – там низина, а это гарантированная атака всевозможного гнуса, коего в изобилии нарождается в отлогих травянистых местах. Берем курс на ближайший островок – он открытый и продуваемый, поросший мягким ковром из мха, ягеля и шикши – то, что надо.

Островок не плохой, правда, видно много следов пребывания на нем человека. С одной стороны островка обильно набросан всевозможный строительный мусор, а посреди этой помойки лежит сильно разложившаяся тушка нерпы или небольшого тюленя – картина не очень привлекательная. Довольно часто, особенно по берегу, попадается различная стеклотара, различных, что характерно, периодов. Бутылочки лежат всевозможных мастей, попадаются даже из-под одеколона. Коля же вообще нашел водочную бутылку-«бескозырку», выпущенную в год его рождения, – 1972 если не ошибаюсь. В остальном, островочек вполне сносный. После традиционной постановки лагеря планируется ужин, а адмирал обещает устроить повторный «час психологической разгрузки» в скобках «выволочку». Сегодняшний инцидент с сорвавшейся постановкой паруса должен быть обсужден, чтобы каждый знал и понимал, где именно мы все допустили ошибку и что нужно сделать, чтобы впредь подобных ошибок не допускать. Не буду подробно описывать о чем мы говорили, есть видеозапись, да и вообще не считаю нужным толочь воду в ступе, и так все понятно.

Сегодня 22 июня, день летнего солнцестояния, кстати, а еще в этот день война началась Вторая Мировая. А мне в этот насыщенный событиями день, исполнилось 33 года. Всегда мне казалась эта дата очень не удобной для дня рождения – обычно в это время все разъезжаются, и никого не соберешь толком отметить. А в походе все уже вместе и собирать никого не надо ))) Я еще раз хочу сказать тем людям, с которыми нам вместе выпало столько приключений, огромное спасибо за теплые поздравления и просто за то, что вы такая обалденная команда! С вами хоть в пасть к Йормунгандскому Змею! Вы лучшие!
Хорошо отметили и допоздна сидели. По прогнозам завтра обещают попутный ветер, но не ясна его скорость. Будем решать по обстоятельствам, поэтому ранний подъем не планируется. По-хорошему, нужна бы днёвочка – народ подустал, да и такелажем с парусами надо заняться, а то все откладываем. Ладно, разберемся завтра поутру.

23.06.16 Гридино (дневка)

Утром все же принимаем решение продолжать маршрут. Погода хорошая, ясно, даже жарко и дует довольно сильный ветер. Нам он выходит бейдевиндом левого галса. Выходим на веслах мимо всех мелей и шхер в расчете поставить парус на свободном пространстве, минимизируя риски. Семаргл идет впереди на расстоянии около 200 метров, так что я очень хорошо вижу всю ситуацию на воде. А ситуация вот какая. Как только выходим из-под защиты шхер из бухты, начинает ощутимо качать. Скорость ветра примерно 7-8 м/с, и на открытой воде он раздувает высокую волну. Видно, что гладь моря сплошь покрыта белыми барашками. Готовимся поднимать парус, заранее взяв на нем оба ряда рифов. Первым пробует поставить парус Семаргл, и очень хорошо видно, как сильно начинает его валить на правый борт под напором ветра, а бортовая волна еще больше усиливает заваливающий эффект. Смотрю, парус быстренько опустили. Паль передает по рации, что идти очень опасно при таких погодных условиях и придется нам возвращаться на наш островок и ждать погоды. К вечеру должно поутихнуть и тогда решим, как действовать дальше. Так случилась наша первая дневка. И пришлась она очень кстати, сейчас расскажу почему.
Мы вернулись к острову и выставились на якоря на небольшом отдалении. Надо отметить, даже несмотря на то, что мы находились в глубине бухты, под защитой материка и шхер, силой ветра нас тащило так сильно, что якорем не сразу удалось зацепиться за дно. Когда же, наконец, мы удачно зацепились, то не стали терять время даром и еще раз повторили и закрепили все необходимые названия элементов лодки, такелажа и парусного вооружения. Поскольку встать рядом не получилось, каждый капитан работал со своей командой отдельно.

Развлекались мы и иным способом. Периодически во время переходов возникала тема справления разного размера человеческих нужд на судне. С малой нуждой все было в принципе ясно, технически это не очень сложно осуществимо, но как быть с нуждою большою? Этот вопрос беспокоил многих не в одном походе. А тут как раз пришло время, когда плотный завтрак, приготовленный заботливыми руками Александры Алексеевны, в животах некоторых членов команды стал понемногу давать о себе знать. Смех смехом, а навык правильного справления большой нужды с борта корабля для викинга очень важен, попомните мои слова! Тут не все так просто. И задача каждого капитана объяснить начинающему матросу-викингу основные принципы и проверить усвояемость материала! Само собой, имеется ввиду проследить, чтобы никто за борт не упал! А вы что подумали? ))) Для начала нужно взять отрезок линя, длиной 50-70 см. и крепко зафиксировать его за планширь правого борта. Затем, предварительно спустив штаны, одновременно держась обеими руками за линь спустить зад с левого борта. Теперь, когда вы крепко держитесь можно начинать. Особое внимание матроса надо обратить на то, что срать нужно всегда ТОЛЬКО С ЛЕВОГО БОРТА! Срать с правого борта категорически запрещено! Почему? Да потому что с правого борта находится руль или, как его принято называть в североевропейской судостроительной традиции, ШТИР (правый борт – штирборт). В случае выполнения акта дефекации беспечным викингом с правого борта, руль может быть испачкан говном, а, следовательно, осквернен совершенно нахальным образом! А штир – это святое! Без руля корабль никуда не пойдет! Поэтому обсирать руль – дело постыдное, низкое, всячески осуждаемое и порицаемое. Викинг! Остерегайся срать с правого борта! Как муж достойный сри с борта левого! И будет всем счастье!

Побалагурили, в общем, немножко, а затем пристали к знакомому уже островку. Тут снова пришлось полностью разгружать все вещи из лодок, потому как ждать нам до самого вечера. Свободное время надо было потратить с умом. Решили, что Семаргл со всей командой снова пойдет в Гридино, чтобы наполнить обе наши бочки хорошей пресной водой, а наша команда оставалась на хозяйстве. Лагерь мы, конечно, заново не ставили, смысла не было, ухудшения погоды не ожидалось. В ожидании Семаргла со свежей водой команда Сварога занялась отработкой навыков, необходимых для хождения под парусом. Постановка паруса требует от команды, как и при гребле, слаженных действий. Только тут сложнее – действий разных больше, а выполнять их все надо быстро и четко, без лишних движений и не мешая друг другу. Для начала все научились вязать основные необходимые узлы. Наша лодка небольшая и узлов всего ничего – штук пять. Однако и с этими пятью освоились не сразу, пока навык не выработался, вязали без остановки один за другим, так, чтобы каждый попробовал по нескольку раз. Спешить было некуда, времени навалом. После узлов учились бухтовать (сматывать аккуратными колечками-бухтами) шкоты, брасы, и вообще всяческие длинные концы. Навык быстрого бухтования совершенно необходим в работе с парусом, иначе все концы находятся в беспорядке, постоянно путаются, намокают, что доставляет массу неприятностей и замедляет процесс. Научившись бухтовать, перешли к складыванию паруса – еще одна важная тонкость. Складывать парус, находясь в лодке, не удобно, это требует совместной работы двух гребцов, сидящих на третьей банке. При этом на коленях у них лежит рей, а парус нужно уложить на рей сверху, причем уложить аккуратной гармошкой и закрепить по краям шкотами, чтобы он не размотался. Чтобы смоделировать ограниченное пространство лодки рядом поставили два сундука, два человека с реем на коленях складывали парус. Складывать таким образом попробовали каждый с каждым, в итоге у всех стало получаться неплохо. Напоследок, отработали схему эргономичного сворачивания и разворачивания штормового тента, на случай если сильный дождь застанет нас на воде. Отличная получилась тренировка, очень полезная, и я уверен, каждый из команды Сварога убедился в том, что она была совершенно необходима, а полученные навыки не раз нам пригодились и пригодятся в будущем.

Сколько же всяких мелочей приходится учитывать при управлении кораблем! И это еще, считайте маленькая лодочка! А будь корабль побольше – так там еще больше всяких деталей и важных моментов. Огромное пространство для само- и взаимосовершенствования.
Покончив с тренировкой, мы стали отдыхать. Остров защищал нас от прохладного ветра с моря, и было даже жарко, можно было позагорать. Некоторые, пригревшись на солнышке, заснули. Семаргл все не возвращался. В бинокль я видел корпус лодки, и, вроде бы, даже кого-то из команды. Включил рацию, но Паль в канал не выходил. Застряли они там что-то с водой. Но вот вдалеке замахали весла. Возвращаются. Оказалось они-таки зашли в музей. Но мы не жалели, потому как с неменьшей пользой провели время. Для команды Семаргла тоже нужно было провести учения, и мы их провели, правда, в чуть сокращенном варианте, было видно, что за день все устали. Судя по всему, нам предстоял ночной переход, надо набраться сил перед броском. Между камнями горит костерок, в котле булькает что-то вкусное, а мы ждем ужина. Вечереет. Скоро собираемся, грузимся, и в море….

23.06.16 – 24.06.16 Ночной переход Гридино – Большой Супротивный. Пройдено 36.5 км.

Ночные переходы – это для нас был совершенно новый формат путешествия. Это стало возможным благодаря белым ночам. Сейчас, по прошествии некоторого времени после похода, становится ясно – не будь у нас возможности периодически идти по ночам, мы запросто могли бы не уложиться во временные рамки похода. Дело в том, что наши маломерные суда могут ходить в довольно узком диапазоне волнения. Волна выше 1.5 м уже представляет для нас существенную опасность. При волне от 2 м в море лучше не соваться совсем. Не то чтобы пройти не возможно, но это уже режим экстремальный, тут многое зависит от мелочей. Становится важно направление волны, расстояние между волнами, сила ветра, загруженность судна, подготовленность команды и даже температура воды. Поразмыслив над всем этим и оценив наиболее опасные для нас факторы, мы сходу насчитали два – загруженность лодок почти максимальная, а значит даже полутораметровая волна будет заходить в гости (захлестывать через борт), температура воды в этот период в Белом море от 9 до 12 градусов по Цельсию, что гарантирует около 20-30 мин жизни человека даже если на нем надет спасательный жилет… И сразу расхотелось рисковать. Однако, в летний период на Белом Море отмечается интересная закономерность. Если в течение дня ветер постепенно усиливается или держится на относительно высоких показателях скорости, то к вечеру, как правило, стихает. Соответственно ведет себя и волнение – ближе к ночи оно значительно уменьшается, вплоть до штиля. Эта особенность местного климата дала нам возможность безопасно перемещаться на большие расстояния, в том числе по довольно открытым участком моря, о чем в дальнейшем будет подробнее рассказано.

Вообще, ночные переходы отличаются от дневных своей атмосферой. Энергетика у них иная, порой хочется вытворять какие-то безумные действия, темы разговоров довольно безумные. От всего этого веет чем-то магическим. А может это просто усталость?... Переход из Гридина на остров Большой Супротивный для нас был вводным, а потому, наверное, самым тяжелым из всех последующих.
Никаких особенных приключений во время перехода не происходило. Море спокойное. Мы наблюдали, как красный шар солнца постепенно заходил за горизонт и, даже не зайдя за него полностью, уже снова поднимался по небу. Как будто и не ночь вовсе, а такое затянувшееся раннее утро, длиной в 7-8 часов.

Монотонная гребля оказывает на всю команду какой-то гипнотический эффект. Это сродни магии древних племен, когда большое количество людей выполняют определенные ритуальные движения или поют вместе и вместе входят в состояние транса. Наверное, так это и работает... И я вдруг вспомнил забытое ощущение. Знаете, как понять, что команда гребет правильно? В какой-то момент все начинают разговаривать друг с другом, а на заднем фоне слышится монотонный ритмический шум: тук…, тук…, тук… Это весла всех гребцов одновременно стучат по уключинам в момент, когда лопасть заносится назад. Обычно сами гребцы не замечают этого перехода, потому что заняты разговором, а капитан некоторое время пытается разобраться в изменившейся обстановке. Обычно момент понимания сопровождается сильным эмоциональным подъемом для всей команды. Сразу хочется петь. И мы пели. Обучил парней английским шанти. Это такие рабочие морские песни, которые моряки пели, выполняя различные работы на парусном судне. Все они построены на принципе «вопрос-ответ», то есть шантимен запевает – команда хором отвечает (тоже архаичная очень система). Всем понравилось. Разучили несколько шанти и планируем отрепетировать со временем. Английский язык, правда, не всем дается легко, но парни стараются.

Тот факт, что грести действительно стали лучше, состоит и в том, что мы, наконец, догнали Семаргла. «Крылатый пёс» уходил от нас все эти дни, что порой не очень позитивно сказывалось на командном духе. Сейчас же мы осмелились даже пойти на обгон. К концу перехода, когда, казалось бы, силы на исходе, открывается второе дыхание. А Семаргл тоже налегает на весла – не хочет дать нам вырваться вперед. И тут началось! 15 минут в режиме «навались»! Потом долго вспоминали весь сюрреализм ситуации. Двадцать викингов! На двух лодках! Устроили регату! Посреди Белого Моря! Ночью! С ума сойти если представить себе поподробней. )))

Все равно к концу перехода команды сильно вымотаны. Непривычная смена дня и ночи, да и регата сил не прибавила. Острова Большой и Малый Супротивный находятся друг от друга через узкий пролив. Сначала хотим пройти напрямую через пролив, но опасаемся сильного омеления в нем. Подходим по отливу, так что не хватало нам еще в конце перехода сесть на мель. Приходится огибать Большой Супротивный справа по длинной дуге. Хуже всего в конце длинного перехода звучит фраза: «Осталось еще немножко»… Подходим к острову мимо скалы, торчащей из воды. На скале традиционный крест, вид имеющий жутковатый. Видна избушка, расположенная со стороны пролива, но она занята рыбаками с собакой. Ставим лагерь с мыслями скорее бы уже лечь и отрубиться, но некоторые ещё долго сидели и болтали, встречая утро. Я поплелся в палатку, спотыкаясь о каждую кочку, с закрывающимися на ходу глазами…

24.06.16. Стоянка на Большом Супротивном.

Проснулись только в районе 18 часов, считай, весь день спали. Зато выспались. Сквозь сон слышал, как несколько раз начинался дождь. Довольно ветренно, как и вчера днем, облачность переменная, порой вдали видно, как из проходящих мимо туч серой пеленой льется дождь. На море неизменные барашки, но рядом с островами спокойно. Чтобы впустую не тратить время, начинаю подбивать народ пойти порыбачить. Но только мы все собрались спускаться к лодке, как увидели белую спину, тут и там, показывающуюся из воды. Белуха пришла пожелать нам удачной рыбалки… Опять не судьба. Впрочем через полчаса налетела очередная дождевая туча, накрыв наш лагерь, и загнала нас обратно в палатки. Лагерь наш стоит на довольно открытом месте. Повсюду мягкая подстилка изо мха и ягеля. Лежать-то удобно, а вот закрепить и растянуть кольями палатки, как следует, не получается. Под ковром из растительности голый камень. Если ветер будет усиливаться, нас неминуемо сдует, поэтому надо двигаться дальше. Как бы ни хотелось нам остаться и потуканить еще денечек, перспектива проснуться без палатки под дождем никого не радует. Вечером нужно снова стартовать… О, боги, еще один ночной переход! Матка, когда там каша с мясом? Хочется хоть чем-то себя порадовать…

24.06.16 – 25.06.16. Ночной переход Большой Супротивный – Сыроватка. Пройдено 28.5 км.

Выходим в 22:45. На море с виду спокойно, но когда выходим из-под защиты супротивных островов и мелких шхер, расположенных неподалеку, начинает дуть встречный ветер. Волна высотой около 1 метра, но пологая, длинная и переносится судном хорошо. По всей видимости, море еще со дня не успокоилось. У парней на веслах «день сурка». Да я и сам не помню многих подробностей – дни скачут в голове, вспоминаются отдельные эпизоды, но последовательность событий уже не четкая. Зря я не начал делать путевые записки сразу. В моем экипаже ведут дневник Тигран и Серега, каждый раз на стоянке Паль записывает в свой блокнот необходимую статистику. Этой ночью я понял, что тоже должен взяться за перо, иначе забуду весь поход, и нечего будет рассказать детям и внукам.

Попутный ветер, на который все так надеялись, не появляется, и надежда на то, что он задует, с каждым разом все меньше. Остается одно – петь. Шанти очень подходят в таких ситуациях. Репетируем. Парни в ноты не попадают, но это и не так важно, главное – стиль.

Судя по карте, вдоль берега тянется широкая полоса омеления. Она отмечена зеленым. Причем в этой полосе расположено множество мелких островов. На отливе глубина на всей этой широкой области становится по колено в лучшем случае, обнажается каменисто-песчаная литораль. Места неприятные и опасные, особенно если на море волнение. Судно, выброшенное стихией на такую вот отмель, неминуемо разобьется. Нам приходится идти на расстоянии около пятисот метров от берега, чтобы не сесть на мель. Однако, мы почти на неё сели, когда опрометчиво решили пройти напрямую между шхерами. Это только кажется, что скорость 5-6 км/ч не высокая, и позволит сориентироваться быстро. Ничего подобного. Мельчает стремительно, а в следующий момент уже начинает ломать руль о камни. В этот раз обошлось, вовремя отвязал руль… Приходится забирать мористее, чтобы обойти опасное место. Свидетельство же игр суровой стихии не заставляет себя долго ждать. Далеко впереди виднеется темный силуэт неправильной формы. Уже на расстоянии 7-8 километров становится понятно, что это выброшенный на берег рыбацкий катер, причем довольно крупный. Ржавый корпус возвышается над приютившей его отмелью, напоминая нам о силе моря, которое сейчас так спокойно и мирно плещется под ударами наших весел.
Под утро вырываемся из плена зоны осушки и правим к острову с забавным названием Сыроватка. По отчетам всяких туристов-водников на нем хорошо и живописно. Остров оказывается таким маленьким, что его не сразу отыскивает навигатор. Огибаем его со стороны моря, ибо пресловутые мели не дают нам покоя. На острове избушка, по традиции уже занятая рыбаками. Мужички, очевидно, только что проснулись, и были весьма удивлены двадцати викингам, явно намеренным пристать. Я думаю и в X веке люди бывалыча так удивлялись по утрам… хорошим для них это, правда, никогда не заканчивалось. )) Но мы – мирные викинги XXI века. Поздоровались, спросили где вода. Далее всё как всегда - разгрузка и постановка лагеря. Остров действительно очень симпатичный, место для лагеря идеальное, а ясное солнечное теплое утро поднимает настроение, прогоняя ночные тревоги. Начинаю свои записи, постепенно восстанавливая на бумаге пробелы в памяти. Скажу честно, многое приходилось спрашивать у товарищей, но теперь-то я точно напишу целый роман о нашем путешествии по Гандвику.
Не знаю как для остальных на Свароге, а для меня этот второй подряд ночной переход прошел намного легче предыдущего. Может, адаптация прошла, не знаю. Парни бы сейчас сказали, чтобы я садился за весло, а после этого рассуждал. Что ж, их правда такова.
На Сыроватке планируется днёвка, и это очень хорошо. Кстати, первое, на что я обратил внимание при высадке – отрезанные головы трех огромных тресок и одной зубатки, которые лежали в зоне отлива на камнях вместе с потрохами. Ну, здесь-то точно нам должно повезти!

25.06.16. Дневка на острове Сыроватка.

Еще до того, как лечь спать, решаем снова попытать счастья в рыбной ловле. Всех вдохновили рыбьи потроха и головы на берегу. Команда рыболовов такая: я, Кирилл, Кирилл Физик Моря, Тигран, Саша-Торир. Когда отошли на 200-300 метров от острова, мой энтузиазм сразу сильно уменьшился. Глубина от силы 2.5 метра, видно дно, поросшее ламинарией. Чуть подальше становится немного глубже, но не сильно. Крючок то и дело цепляется за водоросли, создавая эффект мнимой поклевки. Не скажу, конечно, что мы ничего не поймали, но мы не поймали съедобной рыбы. На крючок садились исключительно бычки. Всего наловили 11 штук, причем, вероятно, некоторые клевали по два раза. Всех божьих тварей отпустили за ненадобностью. В общем, снова неудача. Всего на рыбалку потратили около полутора часов.

Когда вернулись в лагерь, всех ощутимо накрыла усталость после ночного перехода.
Пока спали, был дождь. Снова он врывался в наши сны барабанной дробью по тентам палаток. Проснулись около 18 часов. Погода нестабильная, по небу ходят хмурые тучи, то затягивая небо, то вдруг снова освобождая его. Наблюдая эти изменения, выйти в море не решаемся – не особо хочется мокнуть во время перехода. Да и силы восстановить не мешало бы.

Раз уж днёвка – давайте отдыхать. Кто-то спал, кто-то чинил вещи, ещё играли в тавлеи, коротая досуг как настоящие викинги. В палатке Бори, Кирилла и Егора спонтанно образовался «интеллектуальный клуб», как мы это назвали. Сначала разговаривали на разные умные темы, но потом быстро оскотинились и стали горланить песни, все подряд, какие вспоминали, в основном что-то известное из русского рока. Видя, что у нас в палатке весело, подтянулись Влас, Ильич, Юра и Саша, которая, как потом выяснилось, очень изголодалась по совместным песнопениям. Стали петь ещё веселее. Откуда-то взялось немножечко припасенного спиртного…. В общем, пошла психологическая разгрузка полным ходом. Ближе к концу подошел Тарасов, и мы эффектно завершили посиделки сетом казачьих песен. Очень душевно посидели и разошлись, по традиции, за полночь.

Следующий день, судя по прогнозу, сулит нам попутный ветер. Нам предстоит пересечь губу Паньгома.

26.07.16. Губа Паньгома: переход Сыроватка – Чернецкий. Пройдено 39 км.

Почему-то проснулись поздно. До 12 часов дует сильный ветер. Попутный, что не может не радовать. К сожалению, выходим только к 13:30, ветер поутих, но стабильно дует в прежнем направлении. Сразу ставим парус. Команда довольна – мы все так долго этого ждали. После полутора часов хода под парусом обращаем внимание на интересный парадокс. Во время гребли разговоры не умолкают – все время кто-то что-то рассказывает, идут обсуждения или мы поем песни. Под парусом же все больше молчат, погрузившись в свои мысли. Думаю это связано с тем, что на волнах экипаж начинает клонить ко сну. Те из команды, кто не занят на брасах и шкотах, откровенно спят, поддавшись убаюкивающему ритму моря. Иногда приходится тормошить команду, потому что и занятые парусом люди порой начинают клевать носом. Прежде чем ветер окончательно скис, успели пройти 15 км. Эх, вышли бы мы на пару-тройку часиков раньше… А теперь снова на весла…. Между тем, до конца сегодняшнего маршрута еще долгих 24 километра.

На подходе к острову Чернецкий с моря начинает набегать довольно крупная, порядка полутора метров, иногда чуть больше, волна, при том, что ветер довольно слабый. Возможно, это связано с формированием приливного течения и особенностями подводного рельефа. У мыса Чернецкий образуются своеобразные «ворота» между ним и соседним каменистым островком. На входе в ворота волны становятся еще больше, управление лодкой требует повышенного внимания, однако, как только ворота пройдены, волны моментально стихают. По всей видимости, в месте сужения имеется еще и резкое снижение глубины, от чего энергия волн гасится. Но это еще не все приключения на сегодня. Подход к бухте острова Чернецкий «оснащен» еще одними «воротами» поменьше с участком омеления между ними. Поскольку мы на Свароге в этот момент оказались впереди Семаргла, я решаю провести разведку боем, в надежде пройти опасный участок по прямой. Не тут-то было. Даже наша небольшая осадка не дает этого сделать. Чуть не сломал руль о каменистое дно. Было довольно неприятно и даже страшновато, так как имелось течение, тащившее нас прямо на мель. Пришлось сначала изо всех сил табанить, чтобы выйти из коварных ворот и отойти на безопасное расстояние, а затем огибать ворота слева.

Когда, наконец, вошли в бухту, то оценили все ее прелести. Место оказалось очень симпатичным: хорошо защищенное от ветра, с удобным подходом к берегу и красивым видом на залив и лес. Единственная неприятность – довольно большое количество гнуса, так как неподалеку расположен заболоченный участок. На нашем берегу стоит избушка, причем уже с воды было видно, что она совершенно новая. Подходить не стали – место для лодок не удобное. И, в общем, правильно сделали – позже к избушке приехали на моторке местные рыбаки. Потом сходили к ней на разведку, оказалось, что рядом на полянке растет много щавеля и дикой петрушки – пригодится для ужина.
Сегодня прошли 39 км. Неплохой результат. Правда, загребной Боря явно перенапрягся в последние дни. Чтобы сберечь его здоровье, решаю дать ему отлежаться завтра и хотя бы полдня потуканить на носу.

27.06.16. Переход Чернецкий – Кемь. Пройден 41 км.

Погода хорошая, ясно. Жаль только, что ветер снова встречный и парус сегодня поставить нам не светит. Хорошего, как говорится, понемножку… Небольшая перестановка гребцов в связи с тем, что Боря сегодня отдыхает. На загребе Влас и Юра.

Не успели отойти и трёх километров, как снова показались мели. На нашем пути множество маленьких островков-луд, между которыми участки омеления. Пытаемся пройти по одному такому участку, но скребем рулем и килем, так что приходится сдать немного назад. Паль, который идет за нами в кильватере, настаивает на том, что надо прыгать в воду и перетаскиваться вручную. Мне же очень этого не хочется, поэтому предпринимаю повторную попытку пройти мель, не замочив ног. Ура! Успешно! Команда очень довольна. Но Палю всё-таки пришлось высаживать своих за борт, и они тащили Семаргла по пояс в воде. Пока Семаргл штурмовал мель, мы наблюдали греющегося на камне тюленя и плавающую рядом белуху – видимо, классический беломорский тандем. В этот день белух видели два или три раза.

В течение всего перехода скорость была удовлетворительная, около 5.0-5.5 км/ч, пока на подходе к Кеми в районе островов Горелых и Як-острова мы не столкнулись с сильным отливным течением. Вдруг скорость резко упала до 2 км/ч, казалось, что мы вообще не движемся, а стоим на месте. К этому времени команды на обеих лодках уже порядком устали, не мешало бы устроить перекус и немного перевести дух. Приставать к островам не стали, чтобы не терять времени и не тереться лишний раз о камни, решили перекусить на воде. Старались все делать быстро. И без навигатора было понятно, что нас сильно сносит обратно в море. Когда разделались с перекусом, оказалось, что нас снесло почти на два километра назад. Снова борьба со стихией. По времени уже скоро должно быть начало прилива, но скорость растет крайне медленно. Только через 2 или 2.5 часа, когда на траверзе показался поселок Рабочеостровский, удалось довести скорость до привычных 5.5 км/ч. Сегодня нам становится особенно ясно – необходимо как-то подстраиваться под приливно-отливные колебания, иначе постоянно придется вступать в схватку с гравитацией луны….

Впереди Кемь, но до неё ещё нужно пройти узкую и длинную, около 6км, губу, образовавшуюся в месте впадения одноимённой реки в море. Усталость сказывается на командном духе. Коля и Тигран на второй банке постоянно ворчат, создавая несколько напряжённый фон. Планируем встать на одном из двух маленьких островов прямо в черте города, напортив устья реки. По данным навигатора – там должна быть ровная площадка для лагеря. Откровенно говоря, не всем нравится идея становиться в черте города, но, дабы не вносить сумятицу, решаем следовать намеченному плану. До островов доходим уже вечером около 21 часа. Обычно остановка на ночевку происходит раньше, но уж очень много времени мы потеряли на борьбу с отливом. Ощутимо холодает – такой пронизывающий сырой холод. По всей видимости, это из-за близости холодной реки. Прямо на одном из островов стоит вышка ЛЭП, так что выбор падает на соседний. Но когда высаживаемся, нас ждет разочарование – лагерь там ставить негде. Весь остров изрыт ямами, как потом нам объяснили местные, это из-за частых набегов на него различных кладоискателей. Несмотря на свой небольшой размер, остров имеет богатый культурный слой. Пока думаем, как быть дальше, к нам подходит моторная лодка с двумя мужичками довольно интеллигентного вида. Интересуются. Мы нехотя отвечаем. По ходу разговора выясняется, что в Кеми действует противопожарный режим, и на островах нельзя разжигать костры. Нам советуют вернуться на 3 км назад и встать на острове Зеленая Луда, где точно не будет проблем с правоохранительными органами. Мысль о том, что снова нужно грести, не вызывает у команд радости, но и делать, в общем-то, нечего – придется возвращаться. Мужички, правда, соглашаются помочь, обещают дать дров и немного свежей воды. И на том им спасибо.

На Зеленой Луде не плохо: есть место для лагеря, да и в дровах недостатка нет. Завтра предстоит много дел. Нужно осмотреть город, пополнить запасы продовольствия и ништяков, заняться текущим ремонтом лодок. У Семаргла еще на прошлом переходе сломалось две уключины. На Чернецком Паль смог починить их с помощью заклепок, но при гребле одна из заклепок сильно повреждала весло. Проблему надо было скорее устранять.

Быстро спать, а то уже конечности еле шевелятся….


1. Чупа. На базе туркомпании Кереть-Тур. Сборы.


2. Скальные стены острова Кишкин на выходе из губы Чупа. Напротив расположен остров Виченная Луда.


3. Дождевое озеро на Виченной Луде


4. Капитанский сундук. В нем самое важное — карты местности и дневной перекус.


5. Стартуем с Песчаной Луды. Из-за широкой полосы отлива приходится тащить лодки вручную.


6. Будни гребцов.


7. Росянка — насекомоядное растение. Довольно распространена в Карелии.


8. Нереис — многощетинковый червь. Представитель богатой фауны Белого Моря.


9. Вечерний пейзаж. Село Гридино.


10. Деревянная церковь в селе Гридино.


11. Лагерь викингов максимально эргономичен. Каркасы палаток — это копья и весла.


12. «Семаргл» и «Сварог» отдыхают на отливе


13. Команда. (слева направо Егор Дудкин, Кирилл Петренко, Борис Ефремов, Яков Софронов, Илья Ильич, Сергей Немцев).


14. Ночной переход на остров Большой Супротивный. Викинги встречают рассвет на веслах.


15. Корабль, выброшенный стихией на берег. Недалеко от острова Сыроватка.


16. Переход на остров Чернецкий.


17. Закат на море.

28.07.16. Это Кемь, детка!

Раз уж дневка, можно и поспать. Проснулись всей бандой в районе 12 часов. Поездку в город решено провести по очереди. Первым отправился экипаж Семаргла. Пока мы ждали их на острове – «занимались ремеслами». Ильич нашел где-то большой можжевельник и старательно снимал с него кору. Также надо было немного потрудиться на Свароге: перевязать пару уключин, укоротить якорный канат. Я провел для всех желающих мастер-класс по разжиганию огня историчным способом. Все, кто хотел – испытали кресало с кремнем, и у всех получилось. Серега все записывал на камеру, так что, может, будет и видео отчет.

Наконец по рации вызвал Паль и сказал выдвигаться к нему навстречу. Собрались-то мы быстро, но так как был отлив, Семаргл, на котором осуществляли переправу, оказался на отмели. До глубокой воды пришлось толкать его около 15-20 метров. Благо дно было песчано-илистое, и мы вытолкались без особенных проблем. Пока гуляли по Кеми, Паль с командой все разведали и сообщили нам необходимые координаты (музей, магазины и т.д.). К сожалению, с баней в Кеми не сложилось – единственная работающая в этот день баня запросила с нас за «помыться» какую-то баснословную сумму. Место, где мы пристали к берегу, оказалось самым окраинным районом города с забавным названием Латушки. Домишки с покосившимися заборами, ржавые лодки, поросшие бурьяном дворики. На стене старого двухэтажного здания с заколоченными окнами, помимо прочих обыденных надписей, крупными кривыми буквами мелом выведено недвусмысленное «ЭТО КЕМЬ, ДЕТКА!» Здесь нас ждали три машины.

Сначала музей, потом магазин – так логичнее.

Маленький приятный музейчик, я помню его еще по 2009-му году. С тех пор там совершенно ничего не изменилось. Экскурсовод - общительная пожилая дама, провела нас довольно быстро. По традиции сделали несколько общих фотографий в зале с «прилавком» и оставили запись в книге отзывов. Ну и магнитики, конечно, куда ж без них. Тут Серега Лебедянский проявил себя, начав массово скупать различные сувениры. Видимо его поразила «болезнь туриста» ))) Рядом с музеем находится деревянный Успенский собор, заложенный в 1711 году на месте сгоревшего одноимённого храма в честь победы над шведами. Но он, как и 7 лет назад, закрыт на реставрацию – ничто не меняется…
После музея поехали в магазин. Таксисты довезли нас точно до столовой напротив вокзала. Я не удержался и, идя на поводу ностальгии, зашел перекусить. Там тоже все осталось как в 2009-м. Вообще Кемь производит впечатление города, в котором остановилось время, и это состояние вечной стагнации влияет на местных жителей, заставляя их жить по неким выработанным годами шаблонам. Например, произвел на нас впечатление рассказ таксистки о том, что её брак был очевиден, ещё когда им с будущим мужем было по 14 лет. Все пары были строго распределены заранее ввиду отсутствия альтернативы. И действительно, когда нам попадались группы подростков, мы обращали внимание, что девушки идут, болтая между собой, а сзади, как бультерьеры, идут их парни и следят за обстановкой. Юра предпринял еще одну наивную попытку поддержать разговор, спросив, чем здесь живет молодежь, чем увлекается и как проводит культурный досуг. В ответ таксистка поглядела на него туманно-презрительным взглядом, и устало произнесла: «Какой досуг? Это ж Кемь!» - как бы расставив все точки над «и».
Не буду распространяться про магазин – ничего интересного. Команда, как обычно это бывает, бросилась во все тяжкие, запасаясь сгущенкой, печеньем и прочими излишествами цивилизации. Пока ждали на пороге магазина задержавшихся у прилавков товарищей, к нам подошла девушка и настойчиво попросила у каждого из нас 100 рублей. На вид была не асоциальна и не цыганка, потому мы удивились, но денег не дали. Боря же придумал довольно скабрезную шутку на этот счет, которую, я думаю, не уместно будет мне тут писать. Он сам вам расскажет, если захотите. )

Экскурсия по Кеми на этом для нас завершилась. Погрузившись в машины, мы поехали обратно в Латушки, где нас уже ждал паром-Семаргл. Вечером у всех отличное настроение. У костра Паль травит байки, а позже основная тусовка перебирается в уже стяжавшую славу палатку Бори, Кирилла и Егора. Поем песни и делаем «шмурдяк» по старинной ролевой традиционной технологии. Ингредиенты простые: вода, сгущенка, кофе, спирт. Идет на ура. Такое вот чудесное возвращение в прошлое. Сабантуй ознаменован наречением Егора новым прозвищем Тузбубей – весьма подходящим, надо сказать. )))

29.06.16. Переход Кемь – Кузова. Пройдено 24 км.

Подъем сегодня поздний, и не столько из-за вчерашнего сабантуя, сколько из-за того, что переход планируется короче, чем обычно. Расстояние до архипелага Кузова примерно 20 километров. Выходим около 12 часов. Покинув губу, попадаем на довольно открытое пространство. Несмотря на это, а также на то, что дует постоянный встречный ветер, идем довольно уверенно, держа скорость 5.5 – 5.7 км/ч. Отдых хорошо сказывается на настроении и духе команды. Все бодры и полны сил. Всю первую половину пути поем песни. Не знаю уж почему свет сошёлся клином на группе Король и Шут, но спели, кажется, несколько альбомов, периодически разбавляя другими рок-исполнителями. В общем, веселились как могли. Боевой дух команды поднимает еще и то, что мы постоянно впереди Семаргла. Парням это нравится, а потому песни гремят ещё громче.
На краткий отдых останавливаемся на острове Кашин. Пока готовится перекус, мы с Палем и Тарасовым идем на верхнюю точку острова, чтобы осмотреться, сориентироваться и спланировать дальнейшие действия. Обычно высочайшая точка на островах обозначается специальной деревянной конструкцией – триангуляром. Их всегда видно издалека. При подходе к острову Кашин мы триангуляра не видели, а забравшись на холм, сразу поняли почему. Сгнивший триангуляр валялся во мху, и, судя по состоянию бревен, уже довольно давно. Недалеко от него, в еще более плачевном состоянии, лежал его предшественник. Вдруг Паль, пнув трухлявое бревно ногой, достал из него ржавый, но довольно крупный кованый гвоздь. Классический такой гвоздь, четырехгранный в сечении, с массивной широкой шляпкой. Оказалось, старый триангуляр был когда-то целиком собран на таких гвоздях. Тут мы начали в ожесточении крушить полусгнившие бревна, доставая из них всё больше прекрасных кованых гвоздей, и набрали их, наверное, с десяток. Мы не поленились сравнить гвозди с этих двух триангуляров. Выяснилось, что на позднем гвозди использовались уже заводские штампованные. Осмотрев добычу, наш капитан пообещал, что несколько этих гвоздей мы обязательно забьём в киль будущего большого драккара как дань Северу. Кроме нас остров решили осмотреть и другие. На обратном пути повстречали Антона с Ториром, которые исследовали побережье. Они показали нам свои трофеи, среди которых был череп нерпы в хорошем состоянии и обломок старинного, сильно изъеденного морем тесла. Всё-таки исследование местности это важно – можно найти много интересного.

После перекуса выставили курс на Кузова. До Русского Кузова по навигатору 9 километров. Наблюдаем интересную ситуацию на воде. По всей вероятности, в толще воды встречаются разнонаправленные течения, в результате чего поверхность моря покрывается множеством вертикальных конических волн. Они сталкиваются друг с другом, образуя на поверхности эффект волн, пляшущих на месте. Выглядит это странно и немного пугающе, но на практике никакого вреда они не причиняют, и мы проходим эти участки спокойно, безопасно, без снижения скорости. Вероятно у Семаргла ситуация немного другая, потому что, отстав от нас примерно на полтора километра, они обходят по дуге какой-то относительно опасный участок моря. На траверзе Русского Кузова нам приходится даже немного ждать отставший Семаргл. Команда же не против – еще бы, зачем грести, когда можно не грести. )) Пользуясь перерывом, пытаюсь забросить снасть, но никакого намека на рыбу.

Подходим к Кузовам. Собираемся войти в пролив между Кузовами, в расчете встать на Русском – там самое защищенное место. Интересно, что подходя под углом к проливу, мы до последнего не могли его разглядеть – оба крупных острова сливаются в один. Наконец мы входим в устье пролива. По правому борту высятся массивные скалы Русского Кузова, уходящие почти вертикально в море. На пологом возвышении видно небольшую площадку, а на ней выложенную из камней пирамидку – моих рук дело образца 2009г – «пик Черной Щуки». Накатывает ностальгия.

Я планирую пристать к берегу в районе нашей стоянки 2009г. Там, как мне помнится, есть удобные участки для постановки палаток. Но память меня немного подводит, и пристаем мы, как позже выясняется, метров на 500 дальше. Меня переполняет любопытство, и, пока ставится лагерь, иду разведывать родник и прочие места боевой славы. Сразу бросается в глаза большая синяя табличка, на которой написано, что теперь весь архипелаг Кузова является заказником и теперь здесь нельзя разбивать палаточные лагеря, жечь костры и даже передвигать камни. Да уж…. Родник нашел быстро, теперь там висит табличка с надписью «РОДНИК». Правда, ничем, кроме таблички, он не облагорожен – сильно заилен. Чтобы им пользоваться такой оравой, как у нас, необходимо будет его как минимум расширить и углубить. В остальном все почти без изменений. На берегу все тот же столик, на котором красуется четкая надпись SVARTGJEDDE, очаг, обложенный камнями, а к старому лагерю ведет вполне протоптанная тропинка. Сам старый лагерь в хорошем состоянии. Видно, что стоянкой пользовались, и, похоже, не один раз. Рядом с очагом лежит убитый кожаный ботинок на эпоху викингов, разбросаны осколки керамической миски. Забавно и приятно, что после нас на этом месте еще были реконструкторы. Мне хочется скорее посмотреть на Одина, которого я вырезал. Он на месте, правда, повален. Впрочем, вероятно, он упал по естественным причинам – был не очень прочно закреплён в каменной кладке. Было бы это делом рук каких-нибудь воинствующих христиан, скорее всего утащили бы куда-нибудь или сломали. Я быстро водрузил Одина на место. Надо же, даже каменный глаз не выпал за столько лет. Приятно видеть по прошествии времени такую хорошую сохранность своих трудов.

В завершение дня собрались порыбачить. Команда рыбаков неизменна: Тарасов, Антон, Кирилл, Торир, Тигран и я. Хочу попытать счастья в узком проливе между Русским и небольшим безымянным островком неподалеку – в 2009 году мы относительно удачно ставили между ними перемёт. В проливе довольно сильное течение и нас постоянно сносит вдоль берега на юг. Вскоре становится ясно, что и здесь рыболовной удачи нам не видать. В течение часа ни одной поклёвки, а на дне в большом количестве растет ламинария. После того, как у меня обрывается антонов воблер, зацепившись за водоросли, мы поворачиваем к берегу. Примерно в это же время к нашему берегу подходит моторка с Немецкого кузова и из неё выходят двое мужчин с ружьями. Издалека мы видим, что Паль с ними разговаривает и всё мирно. Позже выяснилось, что это местные егеря, которые следят за заказником. Просили не разжигать костров, но, поняв, что двадцати викингам нужно что-то кушать, попросили быть осторожнее и потом всё затушить. Поведали и о печальной судьбе древних сакральных сооружений на архипелаге, о чем будет расссказано далее.
Русский Кузов – остров интересный во всех отношениях, с резкой сменой ландшафтов и со своей какой-то немного жутковатой аурой. Не зря древние саамы строили здесь в большом количестве свои сейды и курганы. Мне бы хотелось побыть здесь хотя бы пару дней, чтобы вспомнить самому и показать парням этот замечательный уголок Карелии.

30.06.17. Дневка на Русском Кузове.

Но остров Русский Кузов решил проявить свой характер сразу, не дожидаясь, пока мы на нем обживемся. При этом объект он выбрал совершенно правильно, направив свою силу на руководителя нашей экспедиции – Паля. Всю ночь несчастный капитан мучился, лежа на камне, под утро же, выбравшись из палатки, был атакован комарами, а встающее солнце слепило, не давая доспать. Не выспавшийся и злой, Паль объявил остров самым неудачным местом за весь поход, и постановлено было уходить с него как можно скорее. Однако предстоял нам длинный морской переход до Соловецких островов, и совершать его нужно было ночью, а потому до вечера было время, хоть и галопом, но погулять.

Для начала пошли на гору к пику Черной Щуки искать связь и интернет, чтобы сообщить о себе, скачать прогноз, а заодно сделать красивые фотографии. Затем я собрал группу людей на поиски саамских могильников и сейдов. Для этого нужно было идти на противоположный конец острова, поэтому нам пришлось сначала вернуться в лагерь. Когда дошли до лагеря, Борю, как опытного пловца, стало подмывать перебраться вплавь до острова в проливе (до него от берега около 100-150 м). К Боре присоединился Кирилл. Честно говоря, идея довольно безумная, но была она совершенно в духе эпохи викингов, так что я не стал упираться, и, понадеявшись на Борин опыт, разрешил эксперимент. Когда парни плыли до острова, и мы, стоя на берегу, видели, как их сносило прибрежными течениями, у меня не раз ёкало в груди, и я жалел, что позволил такое безумство. Но все обошлось, парни удачно добрались до острова, а когда примерно через 40 минут отогрелись там, то тоже вполне благополучно доплыли обратно. Опыт был получен, гештальт завершен, но, по понятным причинам, дальше гулять ни Боре, ни Кириллу не захотелось, и мы малой группой отправились на поиски сакральных сооружений.

Саамские могильники нашли сразу. Они располагаются на самой высокой точке юго-восточной оконечности острова. Чтобы туда добраться, пришлось попотеть, но вид, открывающийся с этого места, заворожил нас, заставив осесть и долго заниматься созерцанием. На обратном пути хочу все же попытаться найти крупный сейд, который видел в 2009 г. Память подводит. Как мне помнится, он располагается в седловине, примерно на полпути между юго-восточной горой и нашим лагерем. Увы, найти это монументальное сооружение нам не посчастливилось. Возможно, мы не там искали, запутаться в скалах, лесах и болотах острова довольно просто. Но возможно сейд пострадал и от людей. Егеря, приплывавшие вчера, рассказали, что некоторые ретивые граждане специально приезжали на Кузова разрушать древние сооружения. Это они делали в рамках якобы своей борьбы с «язычеством». В итоге имеем тупой вандализм и мракобесие, исторические же памятники древности здесь совершенно не причем. Очень печально, что такие граждане появились… Пусть знают – мы их действия осуждаем!
Сейд не нашли, зато по дороге к лагерю ознакомились с разнообразием ландшафтов Русского Кузова, о которых я мельком упомянул в конце предыдущей главы. Лазали по скалам и курумникам, петляли в лесах и на покрытых мягким травяным ковром опушках, брели по болоту с морошкой и по светлым прибрежным участкам, одним словом, насладились беломорской эстетикой до гудения в ногах и пояснице.

В лагерь пришли уже в районе 21 часа. Скоро ужин, а пока есть время, чтобы собрать лагерь и отнести все вещи к погрузке, стартуем через полтора-два часа.


30.06.16 – 01.06.16 Ночной переход Кузова – Соловки. Пройден 31 км.

Прощай, неприветливый Русский Кузов! Стартовали в 23:00. Скорость хорошая, идем бодро, и первую половину пути ничего особенного не происходит. Сзади медленно погружается в дымку архипелаг Кузова, а впереди видна только неясная полоска суши – это остров Большой Соловецкий. На его фоне виднеется крохотный вертикальный силуэт маяка на острове Большой Топ – он как раз на полпути. Туда и правим.
Рядом с Топом встали отдохнуть и перекусить. Маяк напоминает какую-то магическую башню из романов в стиле фентези. В ней есть что-то Толкиеновское. Всю дорогу нас сопровождают тюлени и морские зайцы, замечаем, что их больше, чем обычно. Оно и понятно, на соседствующей с Топом скалистой луде у них целое лежбище. Одни с любопытством плавают вокруг нас, другие лежат на скалах, задрав вверх задние ласты, похожие на русалочьи хвосты. Их там не меньше пяти. Вдруг метрах в семи от нас на поверхности воды появляется белая спина. При этом отчетливо слышен фыркающий звук. Так близко белуха еще не подходила к лодке. Интересно было и то, что она нырнула в воду по направлению к нам. Я посмотрел вниз с правого борта и даже вскрикнул от неожиданности: в толще воды на глубине около двух метров, прямо под нашей лодкой, белуха выписывала круги, осматривая, что же это за диковинное животное заплыло в ее владения. Никогда мне еще не приходилось видеть кита так близко. Я так разволновался, что когда белуха пошла к левому борту, я закричал: «Смотрите скорее, она под нами!» Команда тоже, видать, очень хотела посмотреть, а Влас всем своим весом перевалился с правого борта на левый. В результате лодка потеряла устойчивость, и мы чуть не макнули в воду Борю, который мирно лежал головой на планшире и мысли его были совсем не о китах. В результате никто ничего не увидел. Повезло только Сереге. Он отдыхал на носу и видел, как белуха, пройдя под килем, скрылась в зеленоватой глубине моря. Камеру он достать не успел, но впечатлился изрядно.
К концу перехода все заметно устали. Мы ищем подходящее место для стоянки, и вскоре находим подходящую тихую заводь с песчаным пляжем. Есть оборудованная стоянка с очагом, но с едой заморачиваться не стали, обошлись перекусом – сил и желания готовить совсем нет. Надо бы ложиться спать, но у многих синдром залипания, знакомый мне по работе в реанимации. После тяжелого дежурства, когда совсем не спал, надо бы идти домой, а ты все сидишь, пьешь кофе, и никак не можешь оторвать задницу от дивана в ординаторской…
Вот как раз и Юрген задал мне медицинскую задачку. Пожаловался на боль в пальце, а при ближайшем рассмотрении оказалось, что натертая веслом мозоль стала воротами инфекции, и теперь, похоже, развивается гнойник. А раз так, то нужна квалифицированная помощь, с кистью шутки плохи. Пока наложил повязку с мазью и дал обезболивающего. Соловки – крупный туристический центр, в поселке есть больница. Завтра нужно обязательно показать Юргена хирургу. Вскрывать гнойник в походных условиях ох как не хочется….

01.07.16. Соловки. День первый

Проснулись около 15 часов. Дежурным по лагерю согласился остаться Антон. Остальные пошли в поселок осматривать достопримечательности. День очень жаркий. Пока дошли до места – упарились. Посёлок довольно оживленный, вокруг много местных жителей, а туристов ещё больше. На викингов смотрят, но без ажиотажа, что радует. Иногда осторожно спрашивают, откуда мы такие тут явились. Определенной программы экскурсии у нас нет, поэтому команды, разбившись на мелкие группки, разбрелись по острову кто куда. Мне же первым делом предстояло разобраться с рукой Юргена, потому мы сразу направились в местную больничку, которая находилась совсем рядом, практически на центральной площади, если это можно так назвать. Деревянный корпус медсанчасти построен, по-видимому, вначале XX в. Поднялись на второй этаж в отделение хирургии. Пустынно и пахнет бинтами. У дверей отделения нас встречает пожилая дама-фельдшер. Наскоро осмотрев руку Юргена, она небрежно сказала: «Да тут у вас ерунда, мажьте мазью Вишневского, чтобы вытянуть гной и всё будет хорошо». Стало понятно, что здесь нам не помогут, а это значительно осложняло дальнейшее положение вещей. Мазь посоветовали купить в аптеке за углом, но в аптеке, естественно, мази не оказалось, причем никакой, завоз же обещают через три дня, так что нас просили подождать. Держись, Юрген, придется пока своими силами…

После неприятной истории с больничкой я прибился к группе в составе Бори, Ромы и Кирилла и мы пошли в сторону Соловецкой крепости. Сооружение впечатляющее. Основная масса стен и башен сложена из огромных необработанных валунов. Местами, видимо в результате реставрации, между ними вклиниваются фрагменты кирпичной кладки. Верхний же ярус стен с бойницами отреставрирован и полностью выложен кирпичной кладкой. Скорее всего, изначально крепость была вся сделана из дикого камня, безо всяких кирпичей. Внутри крепости многие постройки реставрируются и ремонтируются, везде снуют рабочие совершенно не северо-русской наружности. Как позже оказалось все они гагаузы…
Имеется несколько маленьких музейчиков, церковная лавка и ларек с прохладительными напитками и выпечкой. Цены, конечно, не пролетарские, но булки действительно вкусные, и неплохой морс. Для нас, викингов, которым не повезло с рыбалкой, актуальными стали пироги с треской.
Нашей маленькой группкой зашли в один из музеев наугад. Оказалось, попали правильно, потому что в музее были выставлены две архаичные лодки, реконструированные какими-то местными активистами. Одна из бересты, другая из кожи. Обе лодки испытаны морем, на каждой пройден определенный маршрут, а затем они переданы музею в качестве экспонатов.

Однако самая интересная достопримечательность и, пожалуй, одна из тех, ради которых стоит побывать на Соловках, это музей поморского судостроения. Он расположен на небольшом отдалении от крепости в отреставрированном здании корабельного сарая XIX в. Очень приятное место. Основная экспозиция находится на верхнем ярусе, который выполнен в виде галереи. На витринах представлены разнообразные предметы поморского корабельного быта: от элементов такелажа и навигационных приборов, до инструментов судостроения и орудий промысла. В отдельном помещении можно воспользоваться услугами почты и послать открытку родным, а также приобрести литературу по теме. Особенно понравилась ненавязчивость обстановки – вход в музей бесплатный, можно сделать добровольное пожертвование и, поверьте, его хочется сделать. Большое спасибо создателям и работникам музея. На первом этаже расположена мастерская, в которой работают увлеченные люди. Мы познакомились с некоторыми сотрудниками музея, которые, как и мы, увлекаются и занимаются традиционным судостроением. Сейчас в мастерской на постоянном хранении находится кольская шняка, построенная в 2002 году Михаилом Наймарком по аутентичной технологии сшивания бортов вицей. Я много раз видел ее на фотографиях, но в реальности это совершенно другое дело. По сравнению с ней наши гокстадские лодки казались мне щепками, хотя по длине шняка не намного их превосходит (12 м против наших 9.75). Все её детали значительно массивнее аналогичных наших. Честно признаться, я стоял, выпучив глаза. Жаль, что, скорее всего, эта отличная шняка навсегда станет экспонатом музея.

На обратном пути до лагеря зашли в магазин и закупились всяким вкусным. Встречаем Юргена, он на велосипеде из проката – как продвинутый викинг перемещается по острову с ветерком. Сегодня планируем отпраздновать прибытие на Соловки. Вечером устроили посиделки. Опять отличилась наша краснознаменная палатка, играли в «Прогони Йети» и даже немного в «Горящие булки». В общем, чудно время провели. Спать легли поздно… или рано… тут и так, и так сказать можно…)))

02.07.16. Соловки. День второй

Сегодня день отдыха. Утром опять сходили в музей судостроения. Еще раз осмотрели экспозицию и пообщались с сотрудниками. Они показали нам яхту, в строительстве которой принимали участие. «Святой Петр» сделан по чертежам голландской яхты начала XVIII в. Вроде бы, владельцем её был Петр I. На самом деле она только внешне и конструктивно является репликой старинного судна. Внутри это совершенно современная яхта с навигационным приборами, комфортными каютами, санузлами, камбузом и прочим. Сделано очень качественно и красиво, даже не представляю, какие средства были потрачены на такую красоту. Наверное, без спонсорской поддержки не обошлось.
Долго гулять не стали, так как в основном всё уже осмотрели, и продолжили отдых в лагере. Тут уже кто чем занялся. Кто-то досыпал недоспанное, кто-то просто грел пузо на солнце. Мы с Сашей оккупировали Бориса. Она заплела ему четыре коротких дреда, напоминавших рога или усики муравья, а я рисовал шариковой ручкой ему татуировку в стиле Old School. Ну а Паль, как всегда, травил байки. Я осмотрел руку Юргена. К сожалению, мои опасения пока только подтверждаются – обычных перевязок явно не достаточно, и, как ни крути, без хирургической помощи тут не обойтись. Чтобы как-то помочь делу, начали курс антибиотиков.

Ближе к вечеру в гости пришли местные ребята, сообщили, что у них недалеко отсюда на берегу собирается компания, и они приглашают викингов, то есть нас, присоединиться. Позже с берега стала доноситься громкая музыка, поэтому всяких весельчаков вроде Бори, Кирилла и меня заодно, тут же сдуло в ту сторону. Затем подтянулись Егор, Андрей, Юра, Рома и началось. Пляшущие викинги – это то ещё зрелище! Надо сказать, репертуар у соловецких аборигенов был чудо, как хорош, что, в свою очередь, подогревало задор викингов. И викинги плясали! Как сумасшедшие! Как в последний раз! Тем временем количество местных граждан постепенно увеличивалось. Подъезжали новые мопеды и машины, из которых выходили коротко стриженые парни в спортивных костюмах… угрюмо смотрели на пляшущих викингов и тихо переговаривались между собой….
Адмирал появился вовремя, скомандовав отбой. Пришлось нам организованно покинуть танцплощадку. Конечно, сделали несколько коллективных фото вместе с парнями в спортивных костюмах, и, под напутственное «удачи вам, викинги!», пошли до лагеря. Я сразу залез в палатку и заснул как убитый. Утром узнал много интересного. Оказывается, ночью приходили какие-то девицы и Юрген развлекал их у костра. Всё же вовремя Паль забрал нас с «дискотеки», так как понаприезжала целая куча нетрезвых гопников, и у танцующих викингов резко повышался шанс отхватить. А Саше очень мешала ночная музыка, и она бубнила все утро. Не знаю, мне ничего не мешало. После станицы Голубицкая не страшна ни одна ночная дискотека (кто был в азовском походе, тот подтвердит мои слова).

03.07.16. Переход Соловки – Заяцкие острова.

Заяцкие – это небольшая группа островов, расположенных рядом с Большим Соловецким. На Большой Заяцкий остров возят туристические группы смотреть древние лабиринты. Мы планируем сделать то же и, переждав там до вечера, стартовать в ночь на остров Жужмуй.

Пока идет сбор лагеря и погрузка, я осматриваю руку Юргена. К сожалению, ничего хорошего. Воспаление прогрессирует: боль усилилась, а отечность распространилась на палец и ладонь, к тому же, появились признаки интоксикации. Решаю действовать. Хотя поверхностный гнойник я и вскрыл, но все же отсутствие хирургического опыта не дает мне уверенности в успехе. Похоже, что основной процесс находится глубже, но я больше боюсь навредить неумелым вмешательством. Хирургия кисти требует специальных навыков. Если в ближайшие день-два состояние Юргена будет ухудшаться, надо как-то снимать его с маршрута.

Переход на Заяцкий совсем коротенький, нет даже пяти километров. Пристаем к берегу и, довольно скоро, к нам подходит местный смотритель дядя Ваня. Он доброжелателен и не против, чтобы мы тут переждали до вечера, но просит не разводить костров, ссылаясь на пресловутый противопожарный режим. Также он рассказал, что на острове из постоянных жителей только он и полусумасшедший дьячок (эпитет к дьячку звучал немного по-другому в просторечной поморской форме). Этот батюшка при виде наших лодок, подходящих к острову, стал звонить отцу-настоятелю, после чего заперся в церкви и начал петь псалмы. Странный такой. Сразу вспомнилось «Господи, избави нас от ярости норманнов!»

Впрочем, как относительно цивилизованные викинги, мы мирно осмотрели достопримечательности острова: ознакомились с постройками монахов, поплутали в лабиринтах и пофотографировались в героических и не очень позах. Ещё мы сходили до святого источника, там набрали полные фляги святой воды, немного отдающей сероводородом (так и хочется пошутить ещё, но пусть это будет «тонкий английский юмор»).

Времени было навалом, все арт-объекты осмотрены, и хочется к чему-то себя применить. Мы давно хотели сделать что-то на память о своем пребывании на Белом море, но все как-то не получалось. Сегодня нам нельзя лениться! Нашли на берегу здоровенный брус 15 х 15, просоленный морем, Паль вырезал на нем «На Бьярмию 2016». Установили и, встав в цепочку всеми участниками похода, стали насыпать кучу камней. В основание кучи для потомков, вандалов, или просто любопытных людей будущего, была заложена бутылка с запиской. В записке наилучшие пожелания и список участников нашего похода. Строительство пирамиды с передаванием по цепочке булыжников смотрелось весьма эпично. За нами с интересом наблюдали иностранные туристы. Позже из разговоров с ними выяснилось, что они приехали на Соловки из США, Канады и даже из Новой Зеландии. Иностранцы окончательно потеряли дар речи, когда в процессе строительства мы хором в 20 глоток запели песню маорийских рыбаков «Эй, Акиба!...»

У кого-то должна быть видеозапись этого действа.

Ко второй половине дня захотелось есть. У дяди Вани рядом с его избушкой был оборудованный очаг, и мы с Сашей пошли спросить разрешения приготовить на нем еду. Нашли смотрителя на пристани среди туристов, а по дороге обратно увидели, как из церкви вышел тот самый батюшка. Видимо он понял, что мы не те викинги, которых надо бояться, и даже первым заговорил с нами, пригласив посетить церковь. Что ж, дипломатия великая вещь, обещали зайти.

Церковь весьма интересная. Построена она была московскими стрельцами в 80-е годы XVII в. Во время осады монастыря при Расколе в этой церкви они отпевали своих однополчан, погибших от цинги. С тех пор церковь стоит практически в первозданном виде, ни разу не горела и требовала лишь небольшого ремонта. Батюшка рассказывал нам многое, но атмосферу создавал гнетущую и отталкивающую, так что не все даже дослушали до конца. Тем не менее, дипломатическая миссия была выполнена, и мы отправились к своим лодкам готовить ужин и отдыхать.

Пока все валялись, мы с Кириллом решили пройтись вдоль берега, но увлеклись и случайно обошли весь остров по кругу. Он довольно небольшой. Пока гуляли, спугнули каких-то двух огромных хищных птиц с белыми головами и хвостами. Может это были какие-то орланы, в общем, птички весьма впечатляющие.
За ужином к нам снова подошел дядя Ваня. Может он, конечно, выпить с нами хотел, да только перед тяжелым ночным переходом только выпить нам не хватало. Как говорится в Старшей Эдде: «…хуже нельзя в путь запастись, чем пивом опиться». Так что мы с ним просто поболтали. Кстати, он рассказал нам интересную штуку про тюленей и морских зайцев. Оказывается, за последние годы их очень много расплодилось. Как промысловый зверь сейчас тюлень почти не используется, потому их популяция сильно выросла. Они распугивают рыбу. А мы-то удивлялись, что это у нас не получается ничего поймать. К тому же тюлени очень умные – отслеживают, как рыбаки сети ставят, а потом из сетей рыбу объедают. Бывает, сами запутаются в сетях, тогда рвут их, так как животные они сильные. Такие дела. Еще рассказывал, что в Белое море с океана касатки заходят. Во как. Хороший мужичок дядя Ваня, спасибо ему за компанию. Тигран, кстати, у него копчёной трески купил – очень вкусная была.
Все, пора нам в ночь уходить. Ох уж эти ночные переходы… а надо, Жужмуй ждет.

03.07.16. – 04.07.16. Ночной переход Большой Заяцкий – Большой Жужмуй. Пройден 41 км.

Покидаем Заяцкие в 23 часа. Ветер, как всегда встречный. Приливное течение в сторону Онежского Залива – нам попутное, и мы пользуемся этим. По километражу нам предстоит один из самых длинных морских переходов, однако уже никакого волнения по этому поводу команда не испытывает. Всё проходит по привычной для нас схеме. Примерно на середине маршрута лежит остров Большая Сеннуха. Когда с Палем мы простраивали маршрут, то обсуждали возможность остановки на нём в случае ухудшения погодных условий. Сейчас же, смотря на этот неприветливый кусок скалы с почти отвесными, уходящими в море, берегами, становится не по себе даже от мысли, что придётся швартоваться к нему в непогоду. И мы продолжаем путь, радуясь спокойному морю.

Как обычно, первая половина пути сопровождается весельем и бурными обсуждениями всего подряд, тогда как вторая половина – в угрюмой тишине в силу накопившейся усталости. К Жужмую подходим уже на пределе сил, к тому же попадаем в зону отливного течения, которое сильно нас тормозит, безжалостно высасывая ресурсы из гребцов. Ещё какое-то время уходит на поиск места для стоянки. Наконец высаживаемся в начале восьмого утра. Нас приветствует жаркое ясное утро, поднимается свежий ветер. Видно, как далеко в море показываются белоснежные спины белух и чёрные головы тюленей. Чувствуется, что мы забрались южнее – на Жужмуе уже поспела шикша.

Остров очень красивый и большой. Было бы интересно подольше тут побыть и его обследовать, однако, обстоятельства не в нашу пользу. Толку от моей операции мало и состояние руки Юргена продолжает ухудшаться. Тянуть дальше невозможно, сегодня же нужно стартовать в Беломорск. По прогнозу ветер весь день стабильный, достаточно сильный и, что важнее всего, ПОПУТНЫЙ, так что короткий сон для восстановления сил – и вперед. До Беломорска 40 километров по открытому морю, но под парусом мы должны быстро перескочить этот участок.

04.07.16. Переход Жужмуй – Беломорск. Пройдено 40 км.

Поспали всего 4 или 5 часов. Сразу начали собираться и грузить лодки. Не стали тратить время даже на завтрак – перекусили наспех всухомятку. Очень спешим.

На море свежий юго-восточный ветер. К Беломорску точно на восток, так что выходит приятный такой бакштаг – для нашего прямого паруса вполне приемлемый. Выставляемся носом по волнам и готовимся поднять парус. Самое время применить наши навыки, которые мы так упорно оттачивали стоя под Гридино. Пришло время принять вызов моря и, наконец, почувствовать себя настоящими викингами! Я почувствовал большое удовольствие, видя, как слажено и точно работают парни на каждом этапе. И, думаю, моя команда подтвердит, что ещё больше подняло наш дух то, что мы поставили парус и встали на ветер быстрее Семаргла. А как же без соревновательного момента? ))
Первый час перехода под парусом был самым тревожным. Нужно было привыкнуть к новым условиям. На море раздуло довольно существенную для нас полутораметровую волну, которая шла под углом к направлению нашего корпуса. Поначалу раскачивало неслабо, некоторые волны оказывались больше и, бывало, захлестывало через борт, когда вдруг набегала одна из таких. Через два часа вся команда полностью адаптировалась и мы уже не так напрягались при виде атакующих нас волн. Немного не повезло Тиграну – его вестибулярный аппарат оказался не готов, и начались проявления морской болезни. Из положения Тигран вышел грамотно и просто – заснул. И спал почти до самого Беломорска, держа в руках шкот. По команде он травил или выбирал шкот, практически не прерывая лечебного сна. Остальная команда играла в «Я никогда не…». Интересная игра в плане ее влияния на сплачивание коллектива. В свое время я опробовал её с командой в походе по Азовскому морю.

Ближе ко второй половине перехода ветер немного ослабел, но всё равно был достаточным, чтобы тянуть нас дальше. На подходе к Беломорску ворота из двух бетонных молов. Ситуация меняется. По времени уже идет отлив, отливное течение, сталкиваясь с волной, нагоняемой ветром с моря, порождает здесь ещё более высокие волны. Силы ветра уже не хватает, чтобы эффективно бороться с течением, и мы теряем скорость, а, следовательно, и управление лодкой в условиях такого волнения. Приходится к парусу подключать ещё и весла. Снова порадовала оперативность нашей команды – все незанятые на шкотах гребцы быстро и без лишних движений не мешая друг другу разобрали весла и начали грести. Так мы миновали опасный вход в бухту Беломорска, после чего материк закрыл нас, и ветер окончательно стих. До конечной точки похода оставались считанные километры. По факту, это был самый длинный парусный переход за всю историю наших походов на репликах исторических судов.

Сориентировавшись по навигатору, выбрали место для стоянки как раз недалеко от местной медсанчасти. Пока все выгружались и ставили лагерь, мы с Антохой сопроводили Юргена в больницу, где ему санировали гнойник, как полагается, и в этот же вечер ему стало значительно лучше.

Ещё находясь на Жужмуе, да и во время сегодняшнего перехода, мы с Палем обсуждали возможные варианты дальнейших действий. Одним из рабочих вариантов рассматривался такой – помочь Юргену, после чего они с Антоном сходят с маршрута, а мы оставшейся командой уходим на остров Осинка, чтобы там отдохнуть, попытаться половить напоследок рыбу, установить какой-нибудь мемориал и вообще – красиво завершить поход. На самом же деле – ещё на подходе к Беломорску всем стало ясно, что квест завершен. В какой-то момент это просто ощутил каждый участник.

Мы закончили поход раньше, чем было запланировано, поэтому теперь предстояло решить ряд организационных вопросов, касающихся разъезда участников и транспортировки лодок на базу в Елец. Этому мы посвятили какую-то часть вечера, а после того, как все определилось, настало время для ЗАВЕРШЕНИЯ.

Прошла по кругу традиционная «сакральная бутылка». Уже в который раз, выпивая из неё, мы говорим о том, что дал нам тот или иной поход, что поняли мы о себе и о других, к чему хотели бы мы стремиться в будущем. Почему-то именно в такие минуты «завершения» достигает максимума чувство единения с этими людьми, и сотни пройденных вместе километров накрепко связывают наши судьбы между собой.

В таких вот мыслях, а ещё в песнях и разговорах, прошла ночь, и как-то незаметно настало утро.

05.06.16 – 06.07.16. Беломорск и разъезд. Общая протяженность маршрута составила 400 км.

С утра начали потихоньку собирать лагерь, упорядочивать общественные и личные вещи. Ещё вчера к нам подошли сотрудники местного отделения полиции, и после недолгого разговора с Антоном уже были готовы во всем нам помогать. Они указали нам оптимальное место для загрузки лодок на фуру, объяснили, как проехать к общежитию, дали информацию по магазинам и прочее. По окончании сборов Влас и Юра загрузили все вещи в свою машину, которую пригнали со стоянки в Беломорске, и отвезли к общежитию. Затем был наш последний короткий переход на веслах до места погрузки лодок. Пока вытаскивали лодки на берег, подошел гражданин, представившийся сотрудником ГИМС, и довольно долго докапывался до нашего капитана, мол, жилеты не спасательные, а страховочные, номера на бортах не прописаны и вообще «почему без шапки». С другой стороны, разговаривал вполне доброжелательно, и в итоге даже фотографировался на фоне наших лодок и хвалил за «выдумку».
Заселились в общежитие с говорящим названием «Гарем-16». Вполне себе общага как общага: чистенько, есть, где поспать, где помыться и даже где приготовить корм. Оккупировали кухню и приготовили целый пир. В коридоре составили столы и устроили настоящую викингскую пирушку с пивом, песнями и выбиванием ритма по столу. Даже молодая комендантша, которой мы все явно понравились, заглянула к нам, правда лишь затем, чтобы попросить нас шуметь поменьше, так как люди в соседних номерах опасаются выходить, боятся викингов. Мы просили её остаться и составить нам компанию, убеждая, что мы вовсе не опасные викинги, но она деликатно отказалась. А шуметь нам и самим надоело, так что вскоре все разбрелись по комнатам и продолжили локально тусоваться, периодически наведываясь в гости друг к другу. Забавно, что наша комната, также как и наша походная палатка, продолжила быть местом самой большой концентрации людей.

Под утро, уже в полусне, мы услышали, как дождь забарабанил по оцинкованному подоконнику. Белое Море встретило нас дождем, им же и провожает, а по прогнозу – затяжные дожди в течение всей недели. Все-таки, что не делается – к лучшему. Не случись у Юргена проблемы с рукой, пришлось бы нам возвращаться в Беломорск по плохой погоде, и не известно, что могло ждать нас на море.

Утром приехала фура, и мы общими усилиями погрузили Сварога и Семаргла. Рядом с местом погрузки нашли большую кучу булыжников. От каждого участника похода в Елец поедет именной камень, который будет заложен в основание мемориального большого камня в честь похода «На Бьярмию 2016г».

Настало время прощаться. Всем нам ехать в разные места, разными путями, да и люди мы все очень разные, но теперь мы видели Белое Море.


Выводы

Поход «На Бьярмию» готовился нами не один год. И каждый из прежних походов сделал свой необходимый и уникальный вклад. Без опыта похода по Дону (2010 г.), без опыта сибирских походов 2012-го и 2013-го года, без похода по Азовскому морю (2014 г.) мы не были бы готовы к встрече с Белым Морем и с большой долей вероятности не смогли бы пройти запланированный маршрут.

Чему же мы научились и что почерпнули из этого путешествия?

·Побывали в акватории, где реально тысячу лет назад ходили на своих судах викинги.

·Проверили и ещё раз подтвердили высокие мореходные качества шнеков из гокстадского погребения.

·Научились использовать приливно-отливные течения для более эффективного перемещения в акватории Белого Моря.

·Успешно использовали погодные колебания, связанные со сменой времени суток, в условиях «белых ночей».

·Отработали навыки эффективной гребли.

·Отработали навыки и последовательности действий при постановке паруса. Испытали особенности использования прямого парусного вооружения во время переходов.

·Отработали принципы подхода к берегу, швартовки, выставления на якорь в условиях приливно-отливных колебаний и опасных донных ландшафтов (каменистые участки, участки сильной осушки).

·Отработали модель быстрой высадки на берег в экстремальных условиях.

Сегодня мы можем со всей ответственностью сказать, что умеем управлять такого типа судами в разных условиях и на разных акваториях. Мы знаем пределы их возможностей по грузоподъемности, по диапазону ветров, позволяющих ходить под прямым парусом, а также по степени волнения, при котором можно ходить относительно безопасно. Сегодня мы готовы попробовать свои силы на судне более высокого класса. Уже давно мы вынашиваем идею строительства крупного корабля эпохи викингов, такого как Скульделев-5. Это почти 18-метровое судно с командой 25-26 человек. Естественно, в силу своих размеров, имеются некоторые изменения в технике строительства, элементах такелажа и даже способах перемещения по акваториям. Размер корабля позволяет вообще не сходить на берег, имея все необходимое на борту. Тут, конечно, есть как плюсы, так и минусы, но такое испытание позволит осуществить более полное погружение в эпоху. Начало строительству уже положено.

На этом всё, желаю вам успехов и не менее интересных приключений.

Август 2016. Яков Софронов (капитан Хёгни Бешеный Тюлень)


18. Команда «Сварога» во время морского перехода.


19. Команда «Семаргла» во время перехода под парусом.


20. Успенский собор в Кеми


21. Дневной перекус. Калорийная диета — залог успеха для гребцов.


22. Ствол дерева, просоленный морем.


23. Вечерний пейзаж на острове Русский Кузов.


24. Лодки выставлены на якоря


25. Экспедиция в полном составе у памятного столба с изображением Одина (о. Русский Кузов).


26. Александра Алексеевна — лучший в мире завхоз.


27. Павел (Паль) Семенов — руководитель экспедиции и капитан судна «Семаргл».


28. Яков (Хёгни) Софронов — капитан судна «Сварог».


29. Вид на архипелаг Кузова. На фото видны течения, образующиеся между островами.


30. Скальные выступы на северной оконечности острова Русский Кузов.


31. Такие памятные кресты встречаются повсеместно на островах Белого Моря.


32. Погребальная камера древних саамов.


33. Исследуем местность.


34. Маяк на острове Большой Топ.


35. Башня и часть стены Соловецкой крепости.


36. Вид на Соловецкую крепость и монастырь.


37. Традиционная кольская шняка, выставленная в музее поморского судостроения на Соловках.


38. Форштевень шняки, выполненный из так называемого «кокорного дерева» - части ствола с естественным изгибом. На фото видно, что борта сшиты друг с другом и с форштевнем с помощью вицы — специально обработанного елового корня.


39. Древний «лабиринт» на острове Большой Заяцкий. Ученые до сих пор не знают кем и для каких целей были построены такие лабиринты.


40. Деревянная церковь XVII века, построенная стрельцами. Остров Большой Заяцкий.


41. Команды строят мемориал в честь нашего похода.


42. Мемориал готов. На фото Максим (Лодин) Тарасов — боцман судна «Семаргл».


43. Примерно так выглядит маршрут похода «На Бьярмию» из космоса.


Возврат к списку





Служебный раздел

Тех.поддержка: info@south-rus.org

Разработка сайта: Digital-агентство «Соль»

ЛОМОО ВИК "Копьё", г. Елец

Фото для заголовка сайта: Brandr