DSC_0193.JPG

Конкурс "Своя ноша не тянет"

Друзья, представляем вам инициативу Егора "Вредного бусодела" Стратовича и уважаемых LOMов: конкурс "Своя ноша не тянет". Идея та..

Cписок литературы по исследованиям древнерусских и позднесредневековых изделий из кожи

Список предоставлен А. В. Курбатовым 1. Курбатов А.В., Николаева А.Л. 1989 Вопросы изучения, реставрации и консервации кожаных изделий из раскопок Ива..

Паспортизация 2017

Уважаемые участники! Все вы знаете, что предыдущая паспортная комиссия взяла заслуженный отпуск. После подвигов ратных былинным богатырям нужен покой..
Сообщение 1 - 3 из 45
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец

Яндекс.Метрика

 

Информация для Благотворителей

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация

28 боннеровцев 02.12.2016

28 боннеровцев

Навеяло либероидными кинокритиками, специалистами по чувствам, эстетике и героизму в кинофильме «28 панфиловцев». В котором, как известно каждому гею и двигателю человеческих душ, нет героев, нет игры и вообще ничего нет.

Вот сценарий правильной неполживой версии Великого Фильма об истории 28 панфиловцев. Каким он должен быть, чтобы взял пальмовую ветвь, венецианского льва и что там ещё есть из наград для предателей Родины.

28 боннеровцев.

Дело было в июле.
Дадада, не спорьте. Какой ноябрь?! В ноябре холодно и мерзко, кто в ноябре воюет? Никто!
Итак, наступление фашистов перенесено на июль.
Советские войска окапываются у Дубосеково. Собственно, окапывается отдельная штрафная рота отдельной, самой штрафной дивизии.
В роте все сплошь интеллигенты из бывших, либеральные журналисты, геи (пидарасы), политзаключённые и бывшие уголовники. Недалеко, за лесом, торчат из травы синие околыши фуражек. Это позади роты окопался заградотряд с сотней пулемётов.
По пулемёту на каждого боннеровца.
Что вас удивляет?
Дада, никаких панфиловцев, вы что? Дивизия названа в честь своего командира – академика Сахарова, а точнее, его любимой жены - Елены Боннер.
Руководит ротой политрук, бывший худрук театра – Сморчков.

Жара.
Бойцы вяло ковыряются в земле черенками от лопат.
- Здорово, бойцы!
- Здорова, начальничек...
- Какой же я вам начальничек, ежели я вам худр...политрук?!
- Начальничек, нам бы махорки и пожрать!
- Начальник! А газеты «Дождь» и «Медуза» привезут сегодня?!
- Начальник!!! Когда уже немцы придут?! Сарделей хочется!!!
- И пииииииваааа!!!!

Сморчков делает страшные круглые глаза. Страшно воет и кричит. Боннеровцы прячутся в окопах.
- Я вам падлам покажу!!! Покажу вам пожрать!!! Махорку покажу!!!! Запорю всех твари!!!
- А газеты?! Газеты покажете? (из глубины неглубокого окопа).
- Газеты?!!! Да. (успокаивается Сморчков) Как же мы без дождя и медузы в бой пойдём. Никак же. Будут газеты, будут!
- Так скоро немцы будут?
- Скоро уже, скоро. Вы окопы докопайте только.
- Так лопат нет!
- А черенки на что?! Копайте черенками!
(обиженный голос из дальнего окопа)
- Товарищ политрук, а почему нашему отделению ложки дырявые выдали?
(из другого окопа с блатным говорком)
- Эт, потому что вы пи-да-ра-сы!!!
- Мы не пидарасы!!! Мы геи!!!!

Пока меж окопами идёт истерика, политрук Сморчков идёт встречать особиста.
Особист, весь в коже, по лицу либо еврей, либо сын Берии. Настроение скверное.

- Сморчков! Что у вас тут происходит?!
- Готовимся к отражению атаки!
- Вы черенки всем раздали?
- Да, всем!
- А одну винтовку на троих?!
- Даже на четверых!
- Это хорошо... А патроны?!
- Как положено! Ни одного не выдал!!!
- Правильно, Сморчков! Патроны нужны заградотряду! Вы же ведь, Сморчков, побежите!
- Как пить дать побежим!
- Учти, Сморчков, позади ГУЛАГ! Отступать некуда!
- Так мы вперёд побежим!
- В атаку?!
- Зачем в атаку?! Сдаваться!
- Сморчков, сдаваться нельзя. Сдаваться только после меня.
- Есть, товарищ особист! Только после вас!
- Хорошо...исполняйте!

Тем временем на ромашковое поле спускается тёплый июльский вечер. Где-то в далеко зычно перекликаются немецкие патрули. Возле землянки сидит боннеровец и медсестра. Жарко.

- Зин, а Зин?!
- Чё тебе?!
- Сиськи покажи!!!
- Да иди ты! Нет у меня!
- Ну тогда не знаю... Иконой меня чтоли перекрести?!
- Это ещё зачем?!
- Мне же завтра в плен сдаваться! (боннеровец бьётся в истерике, медсестра успокаивает).
- Ну будет, будет...Вот сиська тебе.
- А перекрестить?! (всхлипывая).
- Ну нету у меня, нету. Завтра у ротного батюшки свисну на полчасика, принесу, перекрещу.

Раздаётся громкий хлопок.
Медсестра и боннеровец разлетаются в разные стороны. Он с сиськой в одну, она ни с чем – в другую.
Из землянки показывается перекошенное лицо неполживого интеллигента. Двухминутная глубокая пауза.

- Братцы! Кажется началось!
- Что началось?! ( из землянки)
- Немцы идут!!!
(Рота бьётся в истерике, двое вешаются на собственных ремнях).
Оставшиеся выбегают из землянок и начинают судорожно разматывать портянки, делают флаги на палках.
Ночь проходит в томительном ожидании плена. Боннеровцы повторяют на разный лад прочитанную в немецких листовках фразу – «Не стреляйте! Я – неполживый гей журналист!».

Утро.
Немецкие красивые зольдатен заправляют немецкие полированные танки. Заправляют красиво.
Очень красивый немецкий герр офицер красиво сидит в красивом кресле и красиво пьёт нежнейший коньяк. Рядом стоит серьёзный фельдфебель, изредка прихлёбывая из фляжки отличный немецкий шнапс.
- А что, Дранкель, как там эти рюсски?!
- Я не Дранкель, я Шранкель, герр офицер!
- Шранкель, мы сегодня пойдём воевать с русски зольдатен! Вы готовы умереть за Великий Германия?!
- Яволь!
- Молодец, Шранкель!!! (похлопывает красивой рукой в тончайшей лайковой перчатке по сытой роже Шранкеля)
- Герр офицер! Над русскими позициями белые флаги!!! Они сдаются!!!
- Шайзе!!! Передайте по батальонам!!! Мы отходим!!!
- Но почему, герр офицер?!!!
- Это боннеровцы!!! Сейчас сдаваться начнут!!! Вы бы знали, Шранкель, какие у них неприятные холодные губы!!!

Тут звонит из ставки Гитлер и устраивает герру офицеру через телефон истерику. Красивый герр офицер мужественно утирает пот с красивого высокого лба. Всё-таки, придётся наступать.

Немцы заводят танки, надевают красивую форму, строятся. Начинается артналёт по позициям боннеровцев.

Позиции боннеровцев.
Идёт артналёт. Нет, это не фашисты.
По боннеровцам уже два часа бьёт артиллерия НКВД. Рота несёт потери.
В блиндаже сидит Сморчков, смотрит на телефон.
Звонок.
- Алло! Это штрафная рота?!
- Да, это Сморчков!
- Как у вас дела?!
- Страшные потери!!!
- Ну, потерпите ещё, мы скоро закончим!!!
- Нас осталось 37!!! Может хватит?!
- Что значит 37?! Должно быть ровно 28!!!
В трубке гудки.

В крайнем окопе группа боннеровцев меняется табак на тушёнку с румынскими солдатами.
- Эй, русски, а чего это вас так обстреливают?!
- Мы – боннеровцы! Нам без этого никак нельзя!
- А правда, что у вас ложки дырявые?!
- Да, правда.
- А зачем?!
- Чтоб в бою злее были!!!

Внезапно наступает тишина. Слышно, как где-то в окопах трахают медсестру. Хотя, далеко, слышно плохо. Может даже медбрата.
По траншее пробегает политрук Сморчков.
Боннеровцы, всего 28 человек, сидя на дне окопа, все плачут.
Судя по запаху, кто-то ещё и обосрался.

- Солдаты!!! Боннеровцы!!! За нами ГУЛАГ!!! Отступать некуда!!!

По окопу разносится дружный вой.

- Сегодня решающий день! Об этом будут помнить ваши внуки, геи и либеральные журналисты!!!
(Сморчков встаёт в очень красивую позу)
- А может даже и интеллигентные кинокритики!!!!
- Вы готовы?!
(Дружное)
-НЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!
- За нашу и вашу Свободу!!! За Сванидзе!!! За Боннер!!! Вперёд!!!!!

Из окопа поднимается нестройная толпа с палками, на которых развеваются грязные портянки.

Камера отъезжает, картинки размывается.
Идут титры под очень суровую музыку.

«Вот так, ни за что, погибла героическая штрафная рота героев-боннэровцев. Всех кто не погиб в этой губительной атаке, сгноили в ГУЛАГе. Им всем дали по 100 лет лагерей. После отсидки, те из них кто выжил, написали по книге. И каждый получил нобелевскую премию.»

Возврат к списку





Служебный раздел

Тех.поддержка: info@south-rus.org

Разработка сайта: saltdesign.ru

ЛОМОО ВИК "Копьё", г. Елец

Фото для заголовка сайта: Brandr