DSC_0667.JPG

Паспортизация 2017

Уважаемые участники! Все вы знаете, что предыдущая паспортная комиссия взяла заслуженный отпуск. После подвигов ратных былинным богатырям нужен покой..

Лига Зелёного Крокодила.

Лига зелёного крокодила. Как известно, фестиваль исторической реконструкции «Русборг» - это некоммерческое молодёжное мероприятие, объединяющее ..

Технические новости

Здравствуйте, дорогие участники! В виду того, что большая часть регистрации из года в год сводится к последним двум неделям регистрации, мы вынужденно..
Сообщение 1 - 3 из 43
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец

Яндекс.Метрика

 

Информация для Благотворителей

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация

Моё море. 18.12.2016

Моё море.

У нас в семье не было моряков. Точнее как, в принципе, были. У мужа моей тёти Владислава его дядя был моряком, капитаном подводного атомного крейсера. У дяди моего отца сын был когда-то лучшим гидроакустиком Северного флота.
Но так чтоб отец, деды и прадеды, такого нет. Все у нас люди строго сухопутные.
В детстве меня безуспешно пытались научить плавать разными способами. Обычно – бросая в воду. Через это воды я в детстве боялся и со старшими родственниками старался к ней не приближаться.
Хорошо, что в моём советском детстве случился пионерлагерь, где плаврук Тарас таки справился с задачей и научил меня плавать.
Это всё к чему.    
Спустя много лет, занимаясь исторической реконструкцией викингов, пришёл к тому, что начал строить лодки. Ну а как было к этому не прийти, если викинги без корабля – это как рыцарь без коня. Занимался бы рыцарями, пришлось бы увлечься лошадями.
Как известно, викинги были бесстрашные мореходы.
Об этом говорят все фильмы.
В фильмах викинги гребут через дождь и шквалы по морю гигантских волн и страшно хохочут.
Меня это всегда смущало.
Чтение саг показало, что, в сущности, викинги прям так уж преодолевать природу не стремились. Посидеть, обождать хорошей погоды, это было скорее нормой, а не исключением из правил. Провести зиму дома в тёплом длинном доме, вместо обледеневшей палубы корабля – это было общим местом. Так делали все.
Но всё остальное время в жизни викинга занимало море.
Нет, даже не так. МОРЕ.
Завидую людям, которые так походя говорят – ой, да чё там море, ну ходили мы по морю. Они, как правило, живут возле моря и для них это реальность за окном знакомая с детства.
У нас в Липецкой области рек-то крупных нет, а уж море если только липецкое, рукотворное. Привычки к морю, ежедневного его присутствия в нашей повседневности, ничего этого у меня нет. Мы тут живём среди моря сахарной свеклы.
Мой путь к морю был длинным.
Мы строили лодки, ходили по рекам, мечтали и готовились к тому моменту, когда мы выйдем в море.
Первым моим морем стало самое маленькое из всех морей России – Азовское.
Описывать его гидрологию не буду, это всё можно найти в гораздо более подробных справочниках. Для меня, Азовское море это короткая злая волна вкупе с горячим ветром и запахом водорослей. Пляжи из ракушек фирмы Шелл и коричневая волна глинистого прибоя.
Именно там мы учились становиться на якоря, вместо того, чтобы привязаться к дереву на берегу реки. Там мы впервые шли на парусах и качались на настоящей волне, вглядываясь в далёкий горизонт.
Когда мы готовились к походу по Азову, почти год читал отчёты уже ходивших экспедиций, изучал лоции, карты, все какие смог найти. Встречался с капитанами ходившими там. Чтобы понять и почувствовать заранее, как оно там, в море.
Но море всё равно оказалось не таким, каким виделось сквозь книги и стекло машины.

Потом мы начали готовиться к Белому морю.
Опять собиралась вся возможная информация, опять лоции, карты, схемы, встречи с бывалыми людьми. Снова сантиметр за сантиметром аэрофотосъёмка гугла, фотографии скал, причалов. Координаты стоянок и рыбацких изб.
Белое море встретило нас Чупинской Губой, с тёмной, почти чёрной ледяной водой.
Но это было ещё не море, только его маленькая калитка.
Мы шли по заливу, подгоняемые мелким дождём с туманом. А я, про себя, просил море пропустить нас, дать нам возможность пройти.
Мы шли на наших лодках, которые на реках нам казались большими кораблями, а здесь были маленькими палочками в сердце ледяной стихии. Которая играла вокруг нас струями, как бы принюхиваясь к нам как большая лохматая собака. Что мы за люди, зачем мы здесь. Что мы хотим от него, от моря.
Есть довольно много людей, которые свято уверены, что в поход надо идти за преодолением катастроф. Правда, как правило, сами эти люди никуда вообще от тёплого сортира и сиськи не ходят. Но, с их точки зрения, поход это когда вас перевернуло, вы чудом спаслись, заблудились в незнакомом архипелаге, у вас порвало парус, сломались вёсла, вы потеряли руль, вас выкинуло на берег и только чудом вы вернулись домой.
Если всего этого нет, то единственное что они запомнят из описания вашего похода, это то, что вы с борта срали. При этом не важно, делали ли вы это постоянно или иногда, почему так пришлось делать тоже не важно. Это единственное, что будет этих людей заботить в вашем походе.
Это такой тип ханжества, когда человек не способный подняться на вершину, уверяет, что люди туда лезут, чтобы поссать с неё вниз. Так ему проще для себя объяснить, почему он не способен туда залезть, он типа выше этого.

Море не доброе и не злое, море просто не умеет прощать. Оно возвращает тебе то, с чем ты пришёл к нему. Когда ты лезешь в море пьяный на надувном матрасе, при том, что ветер от берега, это не море тебя забирает. Это твоя глупость и самонадеянность отдают тебя в жертву морю. Он лишь берёт от твоего отношения то, что ты ему предлагаешь – твою жизнь. Ты мог предложить меньше, но дал именно это и оно возьмёт, оно тут уже давно и не гордое.
Хотели ли викинги отдавать свои жизни морю? Врядли, они берегли себя для сражений, Славы и Вальгаллы. В том, чтобы разбить корабль о скалы выйдя в море наплевав на погоду, в этом нет доблести. Разбить то, что строило так много людей, за секунду, по воле своей самоуверенности и чванства. Поставив под угрозу жизни и здоровье людей, кто тебе доверил себя. У всего должна быть цель и смысл.
Если стоит выбор, между риском крови и большим количеством пота, я выбираю пот. Может, я недостаточно храбр или боюсь ответственности, но пот – это мой выбор. Потому что моя цель, это довести корабль до порта со всем его экипажем.
Моё море мне простит, что я не готов к риску ради риска, мы уважаем выбор друг друга.

Когда спустя время смотришь видео из походов, всегда удивляешься, почему в кадре волна намного меньше, чем она была в тот  момент, какой ты её видел своими глазами за бортом. Морская крупная зыбь, когда поверхность практически гладкая, а тебя качает с амплитудой в полтора метра вверх вниз, её сложно снять на видео так, что бы ты в кресле с чаем в руке почувствовал, как тебя поднимает до потолка и опускает на пол каждые пять секунд. Это не передашь, это надо почувствовать лично. Я научился это использовать в своих целях. Когда кажется, что волна совсем уже большая, смотрю на неё через видоискатель фотоаппарата и она уменьшается.
Ты смотришь на море через прибор из другого мира, где нет качки и волны, а есть кресло, капуччино и маршрутные такси.
Море дышит под тобой и смотрит в тебя очень внимательно без всяких приборов. Как оно смотрело до тебя на сотни тысяч, миллионы других людей, кто так же как ты зачем-то куда-то шёл по его волнам. Если бы меня спросили, какого цвета глаза у моря, я бы сказал, что у Азовского моря они зелёные, а у Белого – чёрные.
Ты смотришь в эти глаза и ждёшь.
Ты рассчитываешь маршрут и ищешь точки, где в случае перемены погоды вы сможете укрыться. Потому что море может моргнуть. У него может испортиться настроение и оно сделает с тобой что захочет и даже немножко больше, чем ты сможешь пережить.

К морю привыкаешь. Сначала, тебя пугает каждая волна, каждый удар её в берег. Ты боишься течений и сулоев. Везде тебе мерещатся подводные камни. Но постепенно, море приучает тебя к себе. Ты уже видишь, по цвету, по запаху по облакам на небе, что тебе хочет сказать море, о чём предупредить. И ты внимательно слушаешь его негромкую речь. Оно не кричит, не навязывает себя. Ты, в принципе, можешь вообще не слушать.
Но тогда, во всём что случится потом виноват будешь только ты сам.
Тебе предупреждали, ты не слушал.
Море умеет слушать, наверное, лучше чем кто-либо ещё. У него всегда есть для тебя время, ему некуда спешить, как реке. Когда оно спокойно, вы можете поговорить, а если оно не в духе, вы можете поорать друг на друга. Только лучше, если ты это будешь делать с берега, а не в борьбе с ним.
У викингов было много врагов, наверное, даже слишком много, чтобы в их число записывать ещё и море.
Моё море не имеет географической точки на карте, я его вижу в каждом море, которое встречал и надеюсь ещё встретить. Среди скал или на песчаном пляже, с крутого обрыва или на бетонной набережной, всегда готов его выслушать. И надеюсь, что оно слышит меня.

Возврат к списку





Служебный раздел

Тех.поддержка: info@south-rus.org

Разработка сайта: Digital-агентство «Соль»

ЛОМОО ВИК "Копьё", г. Елец

Фото для заголовка сайта: Brandr