DSC_0251.JPG

Конкурс "Своя ноша не тянет"

Друзья, представляем вам инициативу Егора "Вредного бусодела" Стратовича и уважаемых LOMов: конкурс "Своя ноша не тянет".Идея такова: мужчина несет же..

Cписок литературы по исследованиям древнерусских и позднесредневековых изделий из кожи

Список предоставлен А. В. Курбатовым1. Курбатов А.В., Николаева А.Л. 1989 Вопросы изучения, реставрации и консервации кожаных изделий из раскопок Иван..

Паспортизация 2017

Уважаемые участники!Все вы знаете, что предыдущая паспортная комиссия взяла заслуженный отпуск. После подвигов ратных былинным богатырям нужен покой и..
Сообщение 1 - 3 из 45
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец

Яндекс.Метрика

 

Информация для Благотворителей

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация

К вопросу о реконструкции славян IX - XI вв, или как пройти допуск на “Русборг”?

Автор: Ждана (Галина Клиперт)

Поговорим об основных вопросах и проблемах, которые возникают при прохождении допуска славянами. Большая часть из них связана с некоторыми характерными особенностями расселения древних славян, а именно:
1. Славяне уже тогда, в IX – XI веках, занимали очень большую территорию, и многие вещи были распространены не на всей территории их расселения, а в отдельных местностях. Особенно это важно для реконструкции отдельных славянских племен, но в некоторых случаях имеет влияние даже и на реконструкцию городской и дружинной культуры. В связи с этим мы рассматриваем «Русь» не как один большой регион, а дробим ее на племена (или части государства, в зависимости от выбранного времени реконструкции).
2.  Подход к созданию комплекса должен быть различным для людей разных статусов (мужчин-мирных-славян, мужчин-дружинников и женщин-славянок, женщин-жен-дружинников и т.п.).
Дружинная культура – это надплеменное культурное образование, и состав вещей, причисляемых к дружинной культуре, очень разнороден. Именно с этим явлением связано введенное нами правило заимствования, и вообще возможность существования этого правила заимствования. Соответственно, из-за этого состав комплекса дружинника может содержать в себе элементы культур разных племен и народов, и ни у кого это не вызывает сомнения.
В свою очередь, комплексы мужчин, не связанных с дружинной культурой, не должны включать в себя разноплеменных элементов, не обоснованных археологическими находками, – что позволено Юпитеру, то не позволено быку – бедному крестьянину или ремесленнику в селе позволено далеко не все то, что можно и даже нужно использовать для реконструкции старшего дружинника в городе (впрочем, таких комплексов делается очень мало). Но, в любом случае, приоритетом здесь должна быть археология региона – если какая-либо вещь здесь найдена, то ничто не помешает вам ее использовать (единственное «но» – она должна соответствовать вашему статусу).
Женщины-славянки – другой коленкор. Женский костюм всегда более архаичен, чем мужской, и славяне здесь не исключение. Женский инвентарь всегда гораздо более однороден, чем мужской. Здесь археология всегда дает меньше общераспространенных элементов, и больше этноопределяющих вещей. В селе эта тенденция больше, чем в городе, но и городская культура тоже придерживается этого правила: в том же Новгороде по разным его улицам идет разный археологический материал, и ученые могут сказать, в каком из его концов жили славяне, а где финны и т.п. В селе же, и тем более вдали от торгового пути, эта тенденция еще более ярко прослеживается.
3. Некоторые особые вещи являются этноопределяющими элементами (особенно это характерно для женских славянских комплексов). Это могут быть разные типы вещей, в зависимости от региона: разные виды височных колец, перстней, венчиков и т.п.
Такие предметы нельзя брать для региона, где они не были найдены. Эти условно выделяемые регионы распространения далеко не всегда совпадают с классически выделенными территориями расселения отдельных племен, иногда они могут встречаться и шире (и тогда это может быть, например, классическое заимствование одним племенем славян у другого или регионом распространения размером с 2 и более племен), но совершенно точно, что есть регионы, где они совсем не встречаются.
При этом нужно помнить, что есть и общераспространенные предметы, которые могут встречаться практически везде. Для славян это будут, например, перстеневидные височные кольца – их ареал использования чрезвычайно широк.

Именно то, что часто участники фестиваля не учитывают этих особенностей, дает нам несколько проблем, которые возникают при прохождении допуска на фестиваль:
1. Неверное описание комплекса.
Зачастую проблема бывает даже не в составе вещей, входящих в комплекс, а в том, что человек не может правильно описать тот набор, который у него имеется.
Здесь люди впадают обычно в одну из двух крайностей, которые называются: «обобщенный/собирательный образ, Русь» при конкретной, локально распространенной ювелирке и «конкретное поселение» при сборной солянке в украшениях.
Если вы больше расположены к первому варианту, то вам нужно исключить из комплекса локально распространенные вещи (характерные для одного определенного племени височные кольца, перстни, цепочки и т.п.). При этом в отдельных случаях можно оставить редкие вещи конкретной локализации (это может быть обувь, например).
Во втором случае мы будем убирать необоснованные заимствования из соседних регионов, но зато в вашем распоряжении остаются редкие и характерные вещи, которые были найдены именно в этом регионе (населенном пункте).
Причем нужно помнить, что только этими двумя вариантами наши возможности не ограничены, используйте и другие варианты. Но помните, что локализацию «Русь, обобщенный образ»  можно использовать только для несложных комплексов, где вещи нельзя маркировать конкретнее. Для более конкретных, проработанных комплексов используйте локализации «племя», «часть отдельного племени, ограниченная географически» (берег реки, например, и т.п.), «населенный пункт», «отдельный курган», «отдельная могила». Все это не только не запрещается, но и приветствуется.
2. Использование разновременных предметов.
Время бытования комплекса по правилам ограничено у нас одном веком. Я не буду и в дальнейшем настаивать на сужении этого промежутка, потому что далеко не каждый славянский комплекс можно датировать уже. Но в сто лет мы все должны укладываться, на это важно обращать внимание. Причем это может быть не обязательно «X век», «XI век». Это может быть и «вторая половина X века – первая половина XI» и т.п. Используйте эту возможность для создания более разнообразных и интересных комплексов.
3. Фантастическое описание комплекса.
Помните, что комплексы типа «вятич в Новгороде, X век», «викинг на службе у вятического князя, XI век» далеко не всегда могут быть обоснованы археологическим материалом. К сожалению, эти комплексы – чистой воды фантастика, которая не имеет права на жизнь. Мы должны избегать таких комплексов. Благо археология дает нам богатейший выбор, по археологии  славян можно делать огромное количество очень разных по ювелирному убору комплексов.
4. Заимствование этноопределяющих элементов.
Заимствование таких вещей возможно только в случае, если это обосновано реально бытовавшим случаем, зафиксированным археологически. В остальных случаях таких заимствований нужно избегать.
5. Поздние вещи, не подходящие хронологически к периоду фестиваля.
Здесь ситуация неоднозначна.
Металлические вещи хорошо сохраняются в земле, и заимствовать более поздние, например, ювелирные украшения нельзя, т.к. у нас и так достаточно богатая коллекция на наш период.
Но бывают случаи, когда такие заимствования возможны и иногда даже необходимы. Здесь речь идет в первую очередь об одежде. В связи с тем, что находок одежды у нас минимум, нам поневоле приходится обращаться к широкому промежутку времени и сравнивать бытующую одежду разных веков, пытаясь проследить историю развития разных ее видов. В этом случае более поздние и более ранние предметы используются как элемент комплексного анализа бытования определенного вида одежды.
Это то, что называется научным обоснованием версии. К такому приему обращаются в первую очередь ученые (например, Степанова, Орфинская и т.д.), а мы часто лишь пользуемся их выводами. Но иногда бывает необходимо и нам пользоваться таким приемом, ибо на наш период версионность одежды наблюдается едва не в 100% случаев. И тут мы выходим на последнюю, тоже очень важную, проблему:
6. Необоснованность версий.
Наша версия в любом случае должна иметь обоснование. Нельзя просто сказать «это версия», и ждать, что это не вызовет вопросов. Мы всегда рады выслушать ваши аргументы в пользу этой версии, оценить их с точки зрения научной обоснованности и тогда уже принять решение по этому предмету.
Задумайтесь над этими вопросами и проблемами до подачи заявок, и вы облегчите работу паспортисту и допуск себе.

Я понимаю, что этот текст может вызвать вопросы, потребовать раскрытия некоторых мыслей или примеров, да и мой слог может оказаться трудным для понимания. Поэтому все свои вопросы вы можете задать в комментариях, а я с удовольствием отвечу на них.
Спасибо за внимание.
Ждана (Галина Клиперт).
0
05.12.2015 08:27:01
Игорь, такие конкретные вопросы "в вакууме" рассматривать - дело неблагодарное, надо смотреть на комплекс, поднимать информацию и разговаривать конкретно. Может, это была единичная находка, и тогда она будет допустима в рамках реконструкции данного погребения. А может такие находки были не редкостью, и тогда допустимо будет использовать их в реконструкциях обобщенных комплексов.

Многие положения этого текста общеизвестны, и о них говорили задолго до этого момента. Но на допусках иногда такое выплывает, что я решила, что этот текст необходим.
Родитель Ссылка 0
0
05.12.2015 23:36:16
1. "Курганные группы Загорье-1 и Загорье-2 располагаются на левом берегу Волга (бывший Корчевской уезд Тверской губернии, ныне Конаковский район Тверской области).
Курган №18. Н=1,22 м, D=6,4 м. Форма насыпи - конусовидная. Погребение - в насыпи на гл. 1,06 м, головой на З, лицом на Ю. Сохранность хорошая. Руки вытянуты вдоль туловища. Погребение - в зольно-угольном слое. У левого плеча - бронзовая булава с остатками древка, кубической формы, с шипами. На груди - денарий с отверстием (Евер, герцог Ордульф (1059-1071)), одна половинка денария X-XI вв. На поясе - лировидная пряжка. Слева у пояса - нож."
Булава относится в типу I по А.Н. Кирпичникову, в его монографии "Древнерусское оружие. Вып. 2" упоминается как железная, на с. 48. Есть изображение в табл. XXV и табл.XXVIII

2."Курганная группа Васильевское. Курганы расположены на правом берегу р. Тудовка (Оленинский район Тверской области). Курганы раскапывались Е.Н. Ромейко в 1898 г. Описание найденных вещей суммарно. В Тверской музей Е.Н. Ромейко были переданы 22 медных бубенчика, 12 треуголных пластинок, 5, вероятно, золотостеклянных бус, клык волка с просверленным отверстием, на цепочке, "2 серьги из медной проволоки с орнаментом", 2 проволочных височных кольца, часть железной цепочки, круговой сосуд с волнистым орнаментом. В Тверском музее хранились также 17 фрагментов серебряной пластинки, снятой "со лба костяка". В фондах ГЭ хранится коллекция, зафиксированная как метариалы из раскопок в Васильевском 1913 г. (инв. 591/1-11). Коллекция включает полую подвеску-конька, витой обрубленноконечный браслет из биллона, витой петлеконечный и пластинчатый загнутоконечный бронзовые браслеты, железный топор."
Топор относится к типу I по А.Н. Кирпичникову. Иллюстрация в монографии Е.Н. Жуковой, Ю.В. Степановой "Древнерусские погребальные памятники Верхневолжья" с. 245

3.Пекуново 2. Курганная группа расположена на левом берегу р. Волга, напротив устья р. Дубна (правый приток Волги), у д. Крева (Кимрский район Тверской области).
"Раскопки А.В. Успенской. Курган №12 (41 по Милонову). Н=0,75 м, D=6 м. Погребение в могильное яме, гл. 0,3 м. Головой на ЮЗ. У правого виска и под черепом - два перстнеобразных височных кольца, одно с напускной бусиной и одно трехбусинное. На шее - золото- и серебростеклянные и синего стекла бус, 19 экз. всего. Правая рука вытянута, на ней - широкосрединный завязанный перстень, левая согнута, на груди, на ней - три перстня - широкосрединный, проволочный и ложновитой.
К югу от скелета - сосуд, нож, боевой топор. Видимо, эти вещи - от второго погребения мужчины."
Топор относится к типу I по А.Н. Кирпичникову. Иллюстрация в в монографии Е.Н. Жуковой, Ю.В. Степановой "Древнерусские погребальные памятники Верхневолжья" с. 327

ЗЫ. Я разве говорю, что мне что-то не нравиться?:) Наоборот. Спасибо за труд! Для многих будет полезно.
Сами ведь написали - будут вопросы - задавайте. Вот он - вопрос:)
ЗЫЫ. На самом деле, чем дольше и глубже "копаешь" регион, тем все сложнее и интереснее. Учитываешь не только археологию погребального памятника. Раскопки на селищах, археологию региона в целом и соседних регионов, антропологию, этническую карту и т.д. Довольно необычные выводы приходиться порой делать.
Родитель Ссылка 0
0
10.01.2016 09:58:56
Судя по сопутствующему инвентарю и/или инвентарю рядом лежащих женщин, владельцы этих топоров были не особо бедными людьми.
У меня другой вопрос возник: для чего Вы эти булаву или топор планируете использовать? Дробящее оружие у нас в стране вообще запрещено. Топор типа I не пройдет допуск на бои из-за травматичности.
Для красоты и комплектности? Почему бы и нет.
Родитель Ссылка 0
0
12.01.2016 23:33:45
Ну как сказать:) На тоже Тверское Верхневолжье есть женские погребения в которых несколько сотен бус или несколько привесок и гривен. Статусность тут очень относительная...И как по мне погребения, что я привел в пример, достаточно скромные. Здесь еще вопрос что находки чекана или булавы собой представляли. Обозначение прижизненной профессии - воин или торговец (вещи привозные)? Относительно высокого социального статуса, в рамках сельского поселения? Или просто оружие, как атрибут мужчины (так же как интерпретируют пряслица в женских погребениях или рабочие топоры в мужских)? Все весьма сложно...
Про ограничение на боевое использование булав и топоров-чеканов я в курсе (ширина лезвия не меньше 4,5 см если я правильно помню). Использовать планировал именно как часть костюма, да.
Родитель Ссылка 0


Политика конфиденциальности

Тех.поддержка: info@south-rus.org

ЛОМОО ВИК "Копьё", г. Елец